Текущее время: 07 дек 2019, 22:01




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Сообщение
 Заголовок сообщения: "Энергетизм: вездесущая сила бытия"
СообщениеДобавлено: 13 янв 2013, 15:01 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 92
Как уже было сказано, Карлос Кастанеда подвергался разнообразным и яростным нападкам со стороны академической антропологии. По мнению научного сообщества, учитель Карлоса – индейский шаман, заявляющий о своей принадлежности к давно уничтоженной и, по нашему представлению, «примитивной» цивилизации – просто не мог предложить столь масштабную и даже, можно сказать, «модернистскую» модель мира.

Причинами научного скандала, разразившегося вокруг книг американского антрополога, заявившего о своем ученичестве у индейского мага, оказался ряд подозрительных обстоятельств. Прежде всего, события, описанные Кастанедой, невозможно было подтвердить. Кроме того, автор «полевых заметок» сообщал западному читателю о невероятных, с точки зрения европейской рациональности, событиях и явлениях. Но и это было не самым главным для представителей академической науки.

Кастанеда посягнул на ряд устоявшихся антропологических идей, на важные положения современного мировоззрения в целом, и этим вызвал грандиозное возмущение в этой среде. Он, по сути, перечеркнул привычные концепции, переосмыслил роль и значение древнейших культур, иначе представил человека и Смысл человеческого вида, механизм нашего восприятия, определившего наши реакции, поступки, поведение, и эволюцию человеческого мышления.

Об этом необходимо сказать несколько слов.

В начале своей карьеры (примерно до середины 70-х годов) Кастанеда претендовал на научность всего, что он описывал. Он утверждал, что полученный в процессе полевых исследований материал – результат этнометодологического подхода, предложенного в свое время Гарфинкелем. Карлос Кастанеда – латиноамериканский иммигрант, закончивший обучение в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса – стремился получить ученую степень доктора. Для продолжения своих исследований он крайне нуждался в официальном статусе ученого-антрополога, специализирующегося на изучении индейского шаманизма. Ученая степень давала ему необходимую степень свободы.

С другой стороны, Кастанеда чувствовал, что его основной труд – литературно-мистический, а не научный. А всякий литератор, осмелившийся писать на темы духовные, оккультные, «эзотерические», если он стремится зарабатывать на жизнь литературным трудом, обязан время от времени вспоминать, что его история должна захватить и удержать капризное внимание массового читателя. Вот почему нам не следует впадать в идеализм. Надо иметь в виду, что тексты Карлоса Кастанеды не всегда и не во всем написаны для духовного развития его читателей или последователей.

Кастанеда вынужден был создавать свои труды для трех типов читателей одновременно. Можно объяснять это психологически, социально, метафизически, можно привлекать идеи инородного «похищения осознания», но факт остается фактом – массовый читатель не интересуется настоящей духовной литературой. Мы наблюдаем ту или иную «интеллектуальную моду», которая в мире европейского сознания воплощает себя весьма убогим образом.

Христианское технэ (для постижения Всевышнего) превращается в упрощенную аскезу монахов и ханжество мирян. Высокий поиск ведического направления постепенно выхолащивается до совокупности сложных ритуалов, почитаемых из-за своей древности и в соответствии с национальной традицией. Буддисты – вольно или невольно – превращаются в конфуцианцев и занимаются обустройством государственной жизни.

В 60-х годах двадцатого века дзэн-буддизм становится одним из наиболее популярных учений в Америке и Европе. И вновь мы видим, как духовный импульс древнего учения Дзэн, обусловивший дух всего японского средневековья – импульс, подаривший миру особую психологию, невероятную и непостижимую культуру Дальнего Востока, – деградирует на американской почве до эстетической и интеллектуальной моды, становится всего лишь экзотическим придатком идеологии «бунтующего поколения».

Все превращается в тлен, попав на ядовитые земли Запада. В наше время никто не может подарить западной цивилизации Святое Писание.

И не стоит удивляться, что Карлос Кастанеда порою противоречит сам себе. Все просто – он пишет одновременно для трех принципиально различных типов читателей. Его полевые заметки предназначены:

1) для академического ученого, чье знание во многом строится на общепризнанных авторитетах и выученных теориях,

2) для рядовых читателей. Эти люди испытывают разнообразные чувства – они одновременно хотят обогатиться «магическим знанием», хотят, чтобы это знание было «не слишком заумным» и легко усваивалось их нетренированным сознанием, хотят, кроме того, чтобы в процессе обучения их развлекали, веселили и ужасали разными страстями и приключениями. Наконец, рядовые читатели иногда тешат себя тайной надеждой, что после прочтения этой «сказки о Силе» с ними на самом деле произойдет нечто необыкновенное. Случится чудо! При этом рядовой читатель, как правило, не собирается тратить время и силы на преображение своего энергетического тела;

3) для духовного искателя – терпеливого, нудного, способного переварить тысячу страниц сложного текста, усвоить предложенные в книге методы усиления сознания – и потратить десятилетия на реализацию предложенного проекта развития его существа.

Такова невеселая ситуация нашего времени.

Вполне естественно, что Карлос Кастанеда попытался упростить ситуацию. Спустя несколько лет после получения докторской степени по антропологии, он бросил преподавание в UCLA и полностью посвятил свою жизнь магической «науке о восприятии».

Вначале он как будто невольно сочетает в себе трех авторов. Пересказывая речи дона Хуана, он выступает в роли «духовного учителя». Погрузившись в описание происходящего, изображая собственное недоумение и исследовательский интерес, Кастанеда превращается в ученого антрополога. Наконец, обращаясь к метафорам, романтизму и уникальной поэзии, Карлос становится увлеченным писателем, который вкладывает весь свой талант в создание мистического эпоса. Однако, уже в процессе написания четвертой книги («Сказки о Силе»), его авторская личность начинает обретать целостность.

Карлос Кастанеда – «новый духовный учитель» и автор бестселлеров, в которых случаются самые невероятные события. Докторская степень и статус профессора, которые стали ужасно сковывать Кастанеду, теперь отброшены. Число его поклонников и последователей настолько велико, что он может позволить себе игнорировать критику ученых коллег и прочей рационалистической публики. Теперь Карлос Кастанеда – «великий писатель и оригинальный мыслитель». Он предлагает энергетическую модель Вселенной и оригинальную концепцию человеческого восприятия. Идеи, мировоззрение и методология обретают связность и экзистенциальный смысл высокого порядка.

В основе кастанедовской модели мира лежит так называемый «энергетизм», что также является причиной возмущения академической антропологии, поскольку Карлос осмеливается включить энергетизм в корпус магических воззрений древней толтекской цивилизации.

Сегодня мы легко соглашаемся с тем, что Мир – это, в основе своей, Энергия. И это вопреки тому обстоятельству, что значительная часть человечества игнорирует современную науку и предпочитает консервативные взгляды по причине традиционалистского склада ума, суеверия либо простого невежества. Люди этого типа предпочитают держаться теистического мировоззрения, где источником всякой Энергии (всякого Творения и изменения этого Творения) остается Всемогущая и Всеблагая Персона, Которая благосклонно взирает на человека и ждет от него определенных действий согласно тому или иному преданию, которое именуют «Законом» или «Словом Божьим».

Есть немало антропологов, которые считают энергетизм исключительно современным мировоззрением – следствием развития новой физики (квантовой механики и теорий квантового поля), сильно повлиявшей на человеческие умы в ХХ веке.

Древние, по мнению таких исследователей первобытных культур и древнейших цивилизаций, не могли рассуждать, опираясь на столь широкое понимание энергии. У них не было для этого ни физических, ни философских предпосылок. Следовательно, и здесь Карлос Кастанеда обманул доверчивых читателей, приписав древней магической традиции вполне современные идеи.

Эти представители антропологической мысли убеждены, что первобытные мыслители, шаманы, жрецы, были не в состоянии вообразить силу без носителя силы, не могли рассуждать об энергетических эманациях и энергетической Вселенной как таковой. Гипнотическая сила современного тоналя неминуемо упрощает философское и метафизическое понимание Мира древнейшими цивилизациями.

Основная идея консерваторов проста и созвучна умозрительным представлениям большинства нынешних богословов, поскольку не противоречит библейскому описанию происхождения человека. По их мнению, всякая сила принадлежит потустороннему (или посюстороннему) существу; за каждым явлением и за каждым процессом стоит некий субъект либо объект. То, что Энергия бытия, о которой рассказывает дон Хуан Матус, в интерпретации Карлоса Кастанеды не имеет личности (имперсональна), нарушает стройную систему воззрений этих антропологов о последовательном развитии мышления человека, используемых человечеством категорий и понятий, представлений о Мире и т. д.

Подобное научное и богословское возмущение легко понять. Даже сегодня человеку непросто вообразить мироздание, в котором причиной любых явлений и действий рассматривается Сила, лишенная Субъекта.

Дискуссия на тему персональности – имперсональности «первичной силы» в антропологическом сообществе длится более века. Два известных ученых (Р. Маретт и Р. Кодрингтон) столкнулись с данной проблемой, изучая такое древнее понятие, используемое различными племенами Океании, как мана.

Р. Кодрингтон (автор известной монографии «Меланезийцы» – Оксфорд, 1891) был не только ученым, но и христианским миссионером. Нетрудно догадаться, что он в своих рассуждениях следовал теистической логике, а потому истолковал ману как атрибут различных языческих «персон» потустороннего характера. Иными словами, он считал, что вопреки всем сложностям понимания маны, она, в конечном счете, исходит от предков, духов, богов, демонов и иных – добрых либо злых – «сущностей».

Мирча Элиаде – антрополог и религиовед, весьма популярный среди тех, кто интересуется историей мифов, духовных учений, магии – в этой полемике поддерживал Кодрингтона. С одной стороны, эта позиция казалась тогда убедительной, с другой – совпадала с религиозными симпатиями Элиаде (как и в случае Кодрингтона). Надо заметить, что человеку, который придерживается религиозного мировоззрения, во все времена было приятно воображать себя окруженным и защищенным невидимыми «хранителями», «помощниками», соглядатаями, которые присматривают за тем, хорошо или плохо Человек справляется с исполнением своей вселенской миссии – грешит или заботиться о будущем «спасении». Развитая монотеистическая религия (например, христианство или Ислам), где Всевышний остается в недосягаемых и непостижимых сферах, заполняет трансцендентную бездну, возникшую между Творцом и Творением, целым собранием «небесных чинов».1 Психологи ХХ века много писали об этой особенности человеческого мироощущения, так что я не стану анализировать данное положение. Важно лишь понять, что на протяжении многих веков любое проявление Энергии стереотипно воспринималось как сила, которую проявляет объект или невидимая сущность, наделенная определенной Личностью.

Если мы согласимся с «безличной силой» дона Хуана, то разрушим религиозную картину мира. Единственной уступкой в отношении идеи «Божественного» здесь может быть пантеизм, где вся Природа без исключения есть Божество. Безличный Создатель, наделенный специфической Жизнью и Осознанием в ситуации практического отсутствия отдельного Субъекта сознания. Творец и Творение, нераздельные в Едином, которое обладает непостижимым Намерением и реализует столь же непостижимую Цель.

Для нынешнего человека этот мир кажется более чем странным. И все же, вопреки всей своей «странности», такой мир естественен для первобытного человека. Антропологические обоснования этой точки зрения можно найти в известной концепции Р. Маррета. Несмотря на то, что она была сформулирована довольно давно и вызвала бурную полемику, основополагающие аргументы Р. Маррета так и не были опровергнуты. Напротив, они получили дополнительные подтверждения.

Древнейшие взгляды человека на устройство мира по-прежнему делятся на гилозоизм, анимизм, аниматизм, фетишизм и то, что сегодня можно было бы назвать «энергетизмом».

Мана как безличная Сила – универсальная мифологема древнейших форм магического мышления, с которой и начиналось развитие религии как таковой. В том ли ином виде ее проявление можно найти на всех континентах.

В индоарийской терминологии, разработанной весьма подробно, есть два объемных понятия, подходящих к нашему случаю, – кундалини и прана. Различие между ними не так велико, как может показаться (особенно, если мы углубимся в детали древнеиндийского метафизического мышления). Можно лишь указать (с определенными оговорками), что прана – это энергия, присущая всякому бытию (как живому, так и неживому), а кундалини – энергия живого и, прежде всего, энергия человеческого тела.

Это обстоятельство особенно актуально, если иметь в виду, что человеческому телу только предстоит реализовать энергию кундалини во всей ее полноте. Течение кундалини, выражаясь современным языком, реализует себя только внутри «биологического пространства», ибо нуждается в канале и противоположных полюсах («земля» и «небо»), напряжение между которыми вынуждает кундалини постепенно раскрывать свой потенциал и двигаться от одного полюса нашего организма к другому.

Прана не знает никаких ограничений. Она присуща бытию как таковому (от скалы до северного сияния, от ветра до дерева, от муравья до человека). Иными словами, прана – как и меланезийская мана – не нуждается в определенной организации пространства (биологической, химико-физической, кристаллической и т.п.). Более того, прана может существовать без своего субъекта, а субъект не может существовать без праны! И это вовсе не современная физика, это – очень древняя мысль. Прана разлита во всем существующем, и невозможно определить, где находится ее источник (эпицентр), где – периферия. Если и можно рассматривать прану как нечто исключительно «духовное», то с большой натяжкой. Ибо тогда понадобиться признать онтологический статус «мировой души», функционирующей во всех объектах, субъектах, сущностях мира. То есть – признать как раз ту мыслительную модель (пантеизм), которую теологи пытаются сделать продуктом «поздней деформации изначальной чистоты нашего духовного зрения», искажением изначальной духовности рода людского и его естественной близости к Творцу.

Китайская мысль – не менее древняя, чем индоарийская – именовала безличную энергию Мира ци. Эта Сила циркулировала по вселенной между двумя «полюсами» – инь и ян. Знаменитый сборник гексаграмм «Инь цзы», который был составлен задолго до появления первых даосских трактатов, толковал все изменения в личных судьбах и мировых процессах, основываясь на соотношении двух фундаментальных сил притяжения – ян и инь. Взаимное расположение этих полюсов определяло, каким образом будет двигаться ци и, следовательно, какие события будут происходить в нашей вселенной.

Наконец, индейские племена Северной и (очевидно) Центральной Америки положили в основу своих религиозных представлений некую – вновь-таки – безличную Силу. Этой Силой питались духи и боги (Маниту, Оренда, Вакан и др.).

Не «сущности» имеют Силу (ману), а Сила дает жизнь любым потусторонним, магическим или обычным «сущностям»!

Упрямые сторонники анимизма настаивают на том, что сначала в первобытной идеологии появились «души» (анимы), а уж вслед за ними – понятие «магической силы» как атрибута анимы (потусторонней сущности или духа предка) либо атрибута фетиша (предмета, наделенного силой все той же доброй или злобной анимы). Идейная подоплека их симпатий очевидна, но обзор антропологических сведений о разных культурах и цивилизациях, тем не менее, заставляют склоняться к противоположной точке зрения.

Много лет назад Р. Маррет сделал, на мой взгляд, интересное сообщение. «…На Соломоновых островах, где наблюдается более развитая культура, – писал он в статье «Табу и мана», – религиозный интерес концентрируется на «призраке силы» (тиндало мана), который обычно является душой одного из оставивших о себе память людей. Здесь в ходе социальной эволюции героической личности получил развитие культ героев, который способствовал возникновению полидемонизма, имеющего сходство с первобытной демократией». Так безличная Сила (мана) эволюционировала постепенно в персональную (личную) Силу Духа, Бога (или богов, составляющих иногда целый пантеон – бесконечную вереницу грозных и милостивых персонажей древней мифологии), духов предков, демонов и ужасного воинства Ада.

Так Энергия с нашей помощью превратилась в Персону или во множество персон. Концепция Кастанеды, в чьих книгах шаман рассказывает о безличной Силе, мне кажется более убедительной, чем успокоительные истории антропологов-анимистов. Ибо в Сибири, Африке или в Латинской Америке полным-полно шаманов, которые, согласно убеждениям своих предков, утверждают, что «ветер – живой, так как он наполнен Силой», а не потому, что этот ветер обладает собственной «душой». Точно так же они скажут вам, что есть особые места на Земле, где много силы (Энергии, маны), – и вовсе не потому, что там обитают «духи» или местные «боги». Видимо, все дело в том, что шаманы не читают книг по антропологии.

Мана (под разными названиями) фигурирует во всех древних культурах, у разных этносов и разных, иногда изолированных друг от друга племен. Безличная энергия мана предшествует самым ранним представлениям о «духах». Размышляя над этой безличной силой, одни первобытные мыслители пришли к Персонализму, другие – к Имперсонализму. Если бы в изначальном представлении непременно заключалась потусторонняя персона (дух, душа), такого разделения не произошло.

Концепцию безличной силы, возникшую до душ, духов, тем более, богов и единого Бога, Р. Маррет назвал аниматизмом. Вот типичная цитата с рассуждениями на сей счет:

«Сравнительный антропологический (лингвистический, культурный, etc.) анализ указывает на то, что «первичная психика», имеющая безличный характер и распространенная на все проявления природы, была первым феноменом религиозного сознания примитивного человека, как и полагал Р. Маррет. Влияние безличной силы, источником которой гораздо позже стала первобытная анима в виде духов мест, камней и растений, животных и людей, было безграничным. Неолитический человек полагал, что эта сила управляет судьбой и обстоятельствами, делает его хорошим охотником, рыболовом, воином, привлекает внимание женщин; от нее [силы – А. К.] зависит способность к размножению, удача в любом деле. Имперсонализм – это древнейший способ понять и объяснить устройство мира. Его роль в эволюции сознания уникальна. Его следы можно обнаружить при реконструкции ранних форм религиозности на всех континентах.

Дальнейшее развитие мышления и сознания трансформировали аниматизм (как это явление назвал Р. Маррет) в анимизм…

Вера в персональных божеств (или духов предков), способных распределять силу, дарить и отнимать ее, присуща человеку в эпоху формирования более сложных социальных организаций». (In: Origins of Religion. Anthropology and Psychology. 1994)

Ту же модель можно проследить на материале японских исследований – первой возникает вера в определенную безличную силу тама, напоминающую мана полинезийцев. Когда сакральное (нуминозное) обретает форму, функцию, сущность, его начинают осознавать как субъект, и возникает вера в души и духов. В конце концов, божество обретает личность (ками).

«Вера в безличную космическую силу (типа маны) – результат самых ранних, наименее рефлексивных реакций людей на окружающий мир. На этой основе развились пра-магические и пра-религиозные представления и действия». (Происхождение религии: история проблемы, 1995.)

Как бы то ни было, именно энергетическая природа Реальности стала фундаментом кастанедовского описания.

Практику, открывшему для себя видение, трудно относиться к этому способу описания как к абстрактной, умозрительной концепции. Ибо он неминуемо сталкивается с богатой феноменологией, непрерывно, хоть и косвенно свидетельствующей о нелокальности и несубстанциональности окружающих его явлений.

Впрочем, открытие и переживание безличной маны случается намного раньше, чем обретение видения. Можно без преувеличения говорить, что мана сопровождает искателя, занимающегося психоэнергетической практикой, с самых первых шагов трансформации его чувствительности.

Чувственное знакомство с энергетической тканью Бытия происходит в состоянии глубокой остановки внутреннего диалога. Как только ослабевает власть выученного описания мира, субъект оказывается в поле неопределенных сил. За этими силами не просматриваются персоны или сущности. На первых порах мана осознается как распространяющаяся сила чувствительности самого субъекта. Это ощущение отражает сохранность центральной структуры тоналя – представления о себе как о схеме тела с зафиксированным центром восприятия.

В дальнейшем, по мере того, как практик осваивает психотехники неделания и делания, чувство всепроникающей Силы окончательно теряет локализацию. Осознание и внешнее поле предстают в том виде, где стираются онтологические различия. И сознание и Мир являют себя в непосредственном опыте как родственные или даже идентичные силы, благодаря чему и оказывается возможной Трансформация нашей человеческой природы.

Источником Силы становится весь Мир как неразделимая целостность. Деконцентрация внимания и стабильное внутреннее безмолвие превращают перцептивное поле в равномерный, переполненный энергией фон. В этом состоянии повышенного осознания существование безличной Энергии принимается как не подлежащий никакому сомнению факт, как разновидность безмолвного знания. Начиная с этого момента, мы не нуждаемся в теоретических рассуждениях или антропологических изысках. Непосредственный опыт ставит все на свои места. Мы чувствуем, как энергетическое тело поглощает распространенную по Вселенной Силу, и как оно в определенном порядке излучает ту же безличную Силу.

В сновидении переживание безличной энергии отличается особой яркостью. В частности, взрывообразный всплеск этого чувства сопровождает переход из внимания сновидения во второе внимание. Ибо пространство второго внимания в первое мгновение является субъекту как поле чистого бытия, где избыток Силы, проникающей в наше сознание отовсюду, силами тоналя оформляется в совокупность перцептивных феноменов, образующих иные миры восприятия.

Все это – предвестники грядущего видения.

Когда же интенсивность осознания достигает критического предела, в результате чего тональ прекращает использовать привычные интерпретационные шаблоны, энергетическая природа являет себя без обманных масок. Мы видим неподвижную и одновременно динамичную светимость, существующую вне времени и пространства. (Подробнее о видении энергетической Реальности см. в другом разделе.) У этой светимости нет источника и нет объектов приложения силы. Если прежде мана казалась безличным свойством, атрибутом всего существующего, то на этом уровне восприятия и осознания мы открываем, по сути, что мана и есть Бытие, изначальная и окончательная природа мироздания.

В этом открытии заключена бесконечная потенция человека как существа магического.

Все наши возможности и перспективы связаны с сущностным единством. Осознание, энергетическое тело и Большой Мир вокруг нас – все это единая Энергия. Любые разделения (в том числе, разделение на психическое и физическое) исчезают. Вместе с ними исчезают иллюзорные ограничения, которые являются причинами однообразия нашего восприятия, неизменности формы, бесконечной и всесторонней обусловленности Судьбы.

Если выражаться языком кастанедовского описания, человек познает, что он – нагуаль. И это знание делает его свободным.

1 В христианской ангелологии наиболее известна девятерица «чинов ангельских» Псевдо-Дионисия Ареопагита: серафимы, херувимы, престолы, господства, силы, власти, начала, архангелы, ангелы. Уже в первые века христианства проповедники утверждали, что число ангелов практически бесконечно – «тысячи тысяч». Вера в личного ангела-хранителя опирается, вероятно, на некоторые фрагменты библейских сказаний, где ангелы помогают благочестивым людям. Прибл. в 9 веке в католической Европе начинаются официальные празднования в честь личного ангела-покровителя. Это окончательно соединяет Непостижимого Господа и конкретную человеческую душу. – А.К.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1



Найти:
Перейти:  
cron

При использовании любых материалов сайта гиперссылка обязательна.
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
, Copyright © Aiwan. Kolobok smiles