Текущее время: 12 дек 2019, 08:48




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 48 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Сообщение
 Заголовок сообщения: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 03 окт 2012, 15:27 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 92
ОСОЗНАННОЕ СНОВИДЕНИЕ И ВНЕТЕЛЕСНЫЙ ОПЫТ

СОДЕРЖАНИЕ


Введение. Что такое осознанное сновидение?

Часть 1. Осознание своего «Я» в сновидении.

1.Виды осознанного сновидения (по интенсивности осознания своего Я)
2.Спонтанное осознанное сновидение
3.Осознанное сновидение как инициация (в т. ч. «химическая» инициация)
4.Осознанное сновидение как результат медитативной практики. «Сонный паралич», похищение инопланетными существами, видения в состоянии клинической смерти.
5.Сновидение и основные психотехники нагуализма. Внимание и остановка внутреннего диалога. Развитие осознания в сновидении – подъемы и спады.

Часть 2. Вне тела.

6.Внетелесный опыт как пиковое переживание своего Я в сновидении.
7.Два пути развития осознанности в сновидении – путь созерцания и путь активности.
8.Практика сновидца: намерение.
9.Практика сновидца: безупречность.
10.Практика сновидца: психотехника и поглощение Силы.

Часть 3. Феномены практики сновидения и ВТО.

11.Второе тело сновидящего.
12.Сверх-осознанные сновидения и активизация некоторых областей ЭТ.
13.Видение в сновидении. Как ВТО и ОС влияют на жизнь наяву.
14.Восприятие, Реальность и Трансформация.
15.Современный нагуализм: реальная практика и жизнь в интернете.

Эпилог.


Глава 1. Виды осознанного сновидения (по интенсивности осознания своего Я)

Независимо от того, занимаетесь ли вы специальной психотехникой или медитацией для достижения осознанности во сне, либо спонтанно переживаете осознанные сновидения, так как психоэнергетическая конституция наделила вас высокой чувствительностью, сам характер осознанного сновидения может заметно отличаться от случая к случаю.

Каждый сновидец сталкивался с этим явлением. В зависимости от уровня энергетического тонуса организма, от того, насколько ясным было осознание своего «Я» в течение минувшего дня, наконец, от того, какими занятиями был заполнен прошедший накануне сновидения день, уровень осознанности во сне может иметь разную степень ясности и, соответственно, само сновидение может быть в разной степени контролируемым.

Когда я использую словосочетание «контролируемое сновидение», речь идет о способности сновидца управлять своим телом сновидения в развернувшемся сюжете сна, с одной стороны, и его способности влиять на сам сюжет вплоть до произвольного перехода в абсолютно другое сновидение, с другой стороны.

Кроме того, осознанное сновидение можно описывать с точки зрения качества восприятия всего поля сновидения. Поскольку визуальный канал восприятия является доминирующим (не только для человека, но и для многих высших приматов), мы участвуем в сновидении, в первую очередь, визуально. Иначе говоря, мы видим сны, хотя иногда не только видим, но и слышим, а в некоторых случаях (и это особенно касается осознанных сновидений) – даже осязаем воспринятые в сновидении образы.

Поэтому, когда мы говорим о качестве восприятия в сновидении, прежде всего имеется в виду зрительное восприятие. Здесь уместно еще раз подчеркнуть отличие нагуалистского подхода от подхода официальной науки. Скажу об этом коротко.

Современная наука исходит из предположения, что все образы и сюжеты сновидения имеют галлюцинаторную природу. Другими словами, образы и сюжеты созданы нашей собственной психикой, а потому отражают содержание нашего бессознательного, подсознательного и сознания. Когда мы «видим» сновидение, наш мозг генерирует совокупность галлюцинаций – прежде всего, зрительных, но отчасти и слуховых, порой – тактильных. Независимо от того, какой именно теории сновидения придерживаются ученые, в этом отношении они едины: сновидение – это сложная галлюцинация здоровой психики спящего человека.

Нагуализм подходит к сновидению с иной точки зрения.

Одним исследователям этот подход кажется архаичным, другим – недопустимым элементом мистицизма в серьезном научном исследовании, третьим – результатом чтения «сомнительных» с научной точки зрения книг. То есть, книг, где описывается техника сновидения как способа выхода за границы описания мира (Карлос Кастанеда), книги о той или иной разновидности йоги сновидения (тантризм, буддизм) и прочей духовной литературы, как правило, ориентального толка.

Как бы то ни было, нагуализм рассматривает сновидение как один из возможных режимов восприятия реального внешнего мира.
Поскольку восприятие в сновидении происходит на фоне сильно измененного состояния сознания, часть образов может иметь галлюцинаторную природу, другая часть образов и сюжетов сновидения может быть продуктом наиболее творческой области нашей психики (того поля нейронного пространства головного мозга, где происходит синтез новой перцептивной комбинации из материала памяти и недодуманных наяву мыслей).

Надо представить себе, как работает восприятие в ситуации сновидения в целом.

На протяжении 15-16 часов ежедневно наша психика впитывает в себя множество образов, стремительно обучается как принятому описанию мира, так и тому, как с этим описанием обращаться – с наибольшей пользой для самореализации. Одновременно наша психика пытается понять, какой «образ Я» она формирует.

Пусть вас не отвлекает мой способ говорить об этих довольно сложных процессах. Разумеется, психика – это еще не субъект. Сама по себе психика ничего не понимает и не может сознательно отделить себя от своего «Я», чтобы затем детально исследовать его. Просто я нахожу этот способ говорить компактным и выразительным.

Что происходит на самом деле?

Вместе с потоком сенсорных сигналов из внешнего мира наша психика ежедневно получает некие впечатления о том, какие эмоции вызывает наше поведение, речь, манеры, наши поступки и т.п. Кроме перечисленного выше, каждый из нас может взглянуть в зеркало, чтобы получить наглядное представление о том, как нас видят другие люди. Все-таки все мы живем в мире коллективного соглашения о восприятии! Пусть это соглашение заключено на уровне бессознательного, и мы ничего не знаем о нем, но эффективность согласованного восприятия неоспорима.

Так мы формируем всестороннее представление о себе, или «Я-концепцию». Следует заметить, что это непростая структура. В «Я-концепцию» входит не только реальный облик субъекта на текущий момент, но и наши мечты о том, каким Я должен бы стать, или убеждения по поводу того, как Я выгляжу в глазах других людей. Эти убеждения далеко не всегда соответствуют реальности, но мы в них искренне верим – пока жизнь или психотерапевт не покажут нам, насколько мы заблуждались.

Когда мы засыпаем, весь этот материал бодрствующей психики никуда не исчезает – он присутствует в том режиме восприятия, который мы привычно называем «сновидением». Он окрашивает атмосферу сновидения, обусловливает характер восприятия многих образов, сотканных из сигналов, пришедших снаружи, из внешней Реальности, он полностью воплощается в тех образах и сюжетах, которые отражают внутреннюю жизнь сновидящего.

За двадцать лет осознанных сновидений я имел множество странных, причудливых и фантастических видений. Некоторые из осознанных сновидений незаметно (а порой – резко и явно) переходили во внетелесное переживание. Другие осознанные сновидения уводили меня в те области восприятия, которые я имею смелость называть «мирами второго внимания». Там часто не было ничего человеческого – только пейзажи изумительной красоты, гигантские светила и космические виды, о реальности которых мне ничего не известно.
Но я заметил закономерность в отношении качества осознанного сновидения. И составил собственный порядок энергетичности осознанных сновидений по возрастанию личной Силы. Как оказалось, этот порядок имеет значение – потому что на каждом энергетическом уровне сновидения мы склонны интерпретировать восприятие в сновидении определенным образом. Вместе с возрастанием энергетики (телесного и психического тонуса) содержание осознанных сновидений заметно меняется, а вместе с ним изменяется уровень эмоциональной вовлеченности в происходящее.

Начну с простого перечисления уровней осознанности в сновидении:

I.Ясность (качество восприятия во сне).
II.Контроль.
III.Осознанность.
IV.Тело сновидения.
V.Осознание своего «Я».

Сразу скажу, что названия уровней условны. Они не отражают всего, что происходит со сновидящим в процессе его развития. Можно сказать, что избранные мной слова называют то, что, на мой взгляд, кажется самым главным на том или ином уровне практики осознанного сновидения.

На первом уровне работы в осознанном сновидении нас больше всего интересует качество визуального восприятия. Поэтому я назвал этот уровень «Ясность». Обычно мы плохо управляем перцептивным вниманием в сновидении. Внимание полностью подчинено приходящим из бессознательного или из внешней Реальности сигналам. Если поступивший сигнал – яркий и интенсивный, то внимание непроизвольно следует за ним, пока сигнал не угаснет. Если сигнал слабый, он не привлекает нашего внимания. А это значит, что явление или объект, который испускает слабый сенсорный сигнал, остается вне поля ясного осознания. Мы не замечаем его – иначе говоря, он для нас вообще не существует.

Когда начинающий сновидец пытается практиковать осознанное сновидение, он в первую очередь стремится стабилизировать явившееся в сновидении поле восприятия. Этой цели, в частности, служит известный прием «рассматривания рук», который неоднократно упоминает в своих книгах Карлос Кастанеда. Этот прием может быть эффективен, если нужно остановить ускользающий поток «времени сновидения» и пробудить хоть на несколько секунд осознание собственного «Я».

В результате этих простейших психотехнических уловок сновидящий замечает, что находится в некоем пространстве, значительная часть которого не воспринимается, хотя должна восприниматься по законам реальности первого внимания. Невоспринимаемые области существуют в сознании сновидца как белая пустота, где нет ни объектов, ни процессов, ни явлений. Это потенциальность в чистом виде. Здесь может появиться что угодно, как на белом листе фотобумаги, когда его погружаешь в раствор проявителя.

В проявившемся пространстве сновидец находит фрагмент пейзажа, несколько относительно ярких объектов, привлекающих внимание сновидения, порой – нечто, имеющее облик живого существа или сущности, как бы наделенной собственным осознанием и волей.

На первом уровне работы с осознанным сновидением практик стремится заполнить белые лакуны поля восприятия в сновидении. Надо сразу сказать, что заполнение абсолютно всех лакун (или «пятен» белой пустоты) – задача невыполнимая, да и необязательная. Достижение «Ясности» заключается вовсе не в автоматическом воспроизведении того континуума восприятия, что дан нам наяву, в осознанном сновидении. Работа сновидца сводится к формированию некоторого критического объема ясного восприятия.

Я считаю, что таким «критическим объемом» может быть визуальное пространство, обеспечивающее передний обзор шириной примерно 90-100 градусов. При этом периферия внимания в осознанном сновидении даже самого высокого качества «недостроена» либо «плывет». Если вы внимательно изучаете пространство прямо перед собой, и при этом идете по улице в осознанном сновидении, то визуальная область под ногами и над головой будет оставаться «недостроенной» или «уплывающей» до тех пор, пока вы специально не сфокусируете внимание на земле под ногами или вверху – на небе.

Любопытно, что даже на таком высоком уровне «Ясности» всякое резкое движение (поворот головы, неожиданное изменение положения тела сновидения, даже отвлекающая мысль) может привести к изменению сюжета сна либо к переходу в другое сновидение.

Одновременно с достижением «Ясности» сновидящий обучается контролю.

На первых порах «Контроль» заключается в том, что сновидец учится удерживать один воспринимаемый образ. Этот образ не должен искажаться, уплывать из поля восприятия по собственной воле, превращаться в нечто другое.

Это – особая работа внимания. Обрести эти специфические навыки можно только наяву, если уделить по меньшей мере час или полтора часа определенным психотехническим процедурам (остановке внутреннего диалога, неделанию, созерцанию, но более всего – сталкингу себя). В целом можно сказать, что контроль в осознанном сновидении становится доступным, когда прошедший день прожит по-настоящему безупречно. При этом не думаешь, что «я сейчас часок позанимаюсь, а потом буду жить и реагировать привычным образом». Это – образ жизни или настроение, которое всегда с тобой, что бы ты ни делал. На самом деле, практика в чистом виде на определенном уровне развития не отнимает много времени.

Ибо жизнь сама по себе становится непрерывной практикой – когда идешь в супермаркет, гуляешь с собакой, моешь посуду и т.д.

По мере усиления контроля сновидящий учится удерживать так же стабильно два, затем – три, четыре образа (элемента воспринимаемого поля). Как показывает мой опыт, нет особой необходимости увеличивать число контролируемых образов более четырех. Четыре – то «магическое число», которое является необходимым и достаточным для поддержания стабильного мира восприятия в осознанном сновидении.

Другая сторона контроля в осознанном сновидении касается образа собственного тела. Во многих случаях сновидец, увлеченный переживаниями необычной ясности и странности сна, забывает о том, что у него вообще есть какое-то тело. А стоит ему забыть о своем теле, оно сразу перестает быть элементом сновидения. Сновидящий как будто «растворяется» в привидевшемся ему пространстве, он «исчезает» из сюжета сновидения и становится внешним наблюдателем (кем-то вроде зрителя в пустом кинотеатре). Иногда «Я» сновидца отделяется от осознаваемого сюжета и персонажа, с которым наяву оно себя отождествляет, и безмолвным призраком блуждает возле главных действующих лиц сновидения – временами изумляясь, когда никак не может вспомнить, кому именно это свободное «Я» (осознание без личности) принадлежит.

Научиться управлять образом своего тела в сновидении – не так уж сложно. Надо лишь помнить, что существует принципиальная разница между «образом своего тела» и «телом сновидения», о котором говорил дон Хуан в книгах Кастанеды. Если «образ тела» – это лишь стабильная визуализация вашего воспоминания о том, как вы выглядите наяву, то «тело сновидения» – это энергетический факт, воплощенная в сновидении функция, способная оказывать влияние или «магическое» воздействие на других сновидцев или на образы животных, растений и предметов.

Чтобы удерживать образ своего тела, надо постоянно помнить о нем. И, кроме того, время от времени поглядывать на свои руки, ноги, на свою грудь или живот. На начальном этапе работы с осознанным сновидением этого достаточно.

Еще одно проявление контроля состоит в произвольном управлении сюжетом осознанного сновидения. Я никогда не увлекался этим типом контроля, и потому скажу о нем немного – каждый сновидящий время от времени попадает в такие осознанные сновидения, где он может управлять происходящими там событиями. Мне такой контроль всегда казался очевидной разновидностью «управляемой иллюзии», а потому был не особенно интересен.

Следующий уровень прогресса в практике осознанного сновидения – «Осознанность» как таковая.

В чем ее суть и смысл?

На этом этапе в осознанном сновидении пробуждаются многие механизмы психической саморегуляции. Прежде всего, чувство «Я» сновидца усиливается и одновременно отдаляется от потока видений. Возникшая дистанция между «Я» и рядами впечатлений от осознанного сновидения аналогична бодрствующей отстраненности, которая хорошо знакома тем, кто много лет практикует какую-то медитативную технику.

В этом состоянии содержание осознанного сновидения впервые заметно изменяется. Событий становится меньше, сам темп сновидения снижается, некоторые сцены замирают на 20-30 секунд (если верить субъективному восприятию времени). С другой стороны, активизируется то, что можно назвать «безмолвной рефлексией». Каждое происшествие в сновидении обретает новое измерение и понимание. Значительно реже встречаются мутные и запутанные обрывки сновидения, которые часто очень трудно вспомнить после пробуждения. А если и удается восстановить в памяти такой запутанный фрагмент, то выясняется, что лишь для того, чтобы убедиться в имевшем место сужении осознания и временном снижении энергетического тонуса. В такие моменты несколько сюжетов сновидения иногда разворачиваются одновременно и создают хаос из образов, с которым ослабевшая память и суженное сознание справиться не могут.

«Осознанность» - это тот уровень развития сновидца, на котором «Я» сновидящего выходит из состояния бесконечного повторения автоматизмов, к которому мы привыкли в обычных бессознательных снах. У сновидца появляется выбор, как поступить в той или иной ситуации сновидения, и он чувствует, что ему дана новая степень свободы. В том случае, если он не может выбрать правильное поведение, то может заставить себя в любое время проснуться.

Наконец, в этом состоянии у сновидящего открывается способность останавливать внутренний диалог в осознанном сновидении – важный навык, который во многом определит его будущую судьбу.

Новый этап развития осознания в сновидении относится к формированию тела сновидения. Это уже не «образ тела», который иногда снится каждому, а то самое магическое «второе тело», которое зарождается сначала в форме слабого отблеска дневного, хорошо организованного «Я», а со временем и практикой превращается в дубль, ярко описанный у К. Кастанеды. Уверен, все читатели Кастанеды помнят великолепного дона Хенаро – мастера дубля в сновидении!

Работа с телом сновидения – это решающий этап в изменении качества осознания в осознанном сновидении. Он длится достаточно долго – могу лишь сказать, что я на этом этапе находился больше десяти лет. Да и сегодня мне часто приходится возвращаться к чему-то еще не освоенному на этапе работы с телом сновидения.

Здесь будет уместно сделать небольшое отступление и сказать, что динамика психоэнергетической Трансформации вообще не поддается рациональному описанию. Можно ожидать чего угодно – неожиданных прорывов или, наоборот, длительного топтания на месте.

Практик не может учесть всех факторов, влияющих на скорость его развития. Часть факторов по умолчанию относится к содержаниям бессознательного. Иначе и быть не может – ведь само содержание практики подразумевает интеграцию разных областей психики: вербально-логической части, которая опирается на описание и потому ее можно выразить с помощью языка, и чувственно-интуитивной, безмолвной, насыщенной образами и телесными ощущениями. Для второй части нет ни слов, ни рациональных пояснений. Ее активность просто происходит, когда наступает нужное время, и мы не в состоянии ни сами понять, ни объяснить другому человеку, что, как и почему произошло. Нам остается лишь терпеливо переждать застой в практике либо с благодарностью принять неожиданный подъем. То же самое случается, когда мы занимаемся творчеством – что я как писатель могу подтвердить лично. Отсюда все эти разговоры о «вдохновении», о прилетающей по ночам музе. Мы не знаем сами себя и не знаем, какие процессы происходят внутри нас. Поэтому одну из своих книг я назвал «Человек неведомый».

Работа с телом сновидения, как правило, недоступна сновидящим, которые не освоили три уровня развития, описанные выше.

Чтобы приступить к деланию тела сновидения, надо стабилизировать поле восприятия, научиться контролировать образы осознанного сновидения, его сюжет, включая образ самого сновидца (иначе любая отвлекающая мысль или эмоция превратит вас в персонажа своего собственного сновидения) и обладать осознанным чувством «Я», отделенным от потока внешних (сновидческих) впечатлений. Обычно достижение этого уровня требует большой работы со своим вниманием наяву.

Минимальные навыки, необходимые для сосредоточения на теле сновидения, вырабатываются во время остановки внутреннего диалога, неделания, деконцентрации внимания и подобных психотехнических процедур, где наблюдатель (осознающее «Я») разотождествляется с материалом восприятия и автоматизированными эмоциональными реакциями на внешний мир либо на собственные размышления. Хочу подчеркнуть важность изменения привычного эмоционального реагирования.

Опыт показал, что для достижения нового качества осознанности в сновидении этот аспект даже важнее, чем упражнения в деконцентрации внимания, «ходьба Силы», неделание и остановка внутреннего диалога.

Видимо, режимом восприятия управляет, прежде всего, наше отношение к поступившим сенсорным сигналам. Не сами сигналы имеют значение, а то, как субъект на них реагирует. И когда меняется реакция, тональ впадает в растерянность, не понимая, какие сигналы теперь считать главными, какие – второстепенными.

Вот почему произвольное изменение эмоциональных реакций (сталкинг себя) в психоэнергетической дисциплине нагуализма так важен. В качестве индуктора осознанности в сновидении он срабатывает чаще всего.

Прежде всего, это касается наиболее устойчивых и, очевидно, самых древних схем эмоционального реагирования – то, что мы называем страхом смерти, чувством собственной важности, жалостью к себе.

Делание тела сновидения, как я уже писал в других книгах, опирается на чувства и ощущения. Это вовсе не ментальный и не интеллектуальный процесс. Здесь нет ни малейшего оттенка метафизики или концептуального мышления.

Наше социальное «Я» отзывается на важнейшие с точки зрения выживания угрозы – биологическую (угроза самой жизни) и социальную (угроза снижения общественного статуса). Поскольку человек – существо рефлексирующее, он пожинает плоды этой рефлексии в виде жалости к себе, которая может стать (и нередко становится) серьезной психологической проблемой. Удовлетворенность или неудовлетворенность ситуацией в отношении указанных угроз и нашей рефлексии по этому поводу выражается не мыслями и не концепциями, а прямыми чувствами.

Точно так же, прямыми чувствами мы входим в контакт со своим телом сновидения – в конце концов, это то же тело, что и наяву, лишь преломленное измененным режимом восприятия, который мы привычно называем «сновидением». Размышляя о теле или разговаривая о нем, мы продолжаем оставаться в стороне от него. Нам необходимо непосредственное чувствование.

Сосредоточение на открывшемся чувстве – вот способ войти в реальный контакт с собственным телом, изменить или просто усилить его. Как это делается, мы обсудим ниже. Здесь достаточно указать, что внимание, восприятие и чувство (ощущение) – главные инструменты, с помощью которых осознающее «Я» влияет на интенсивность и масштаб энергетического метаболизма, существующего между «Я» и Миром.

Поэтому я акцентирую психофизическую сторону тела сновидения, его «вещественность» и «энергетичность», называя этот феномен психоэнергетическим полем. В этом словосочетании для меня важны два аспекта явления – Сила и Реальность.
Здесь нет ничего особенного. Я следую «магической» Традиции в том виде, в котором она дошла до городского жителя начала 21-го века.

В книге «Человек неведомый» («София» 2004, «Постум» 2011) я изложил свой подход к исторически сложившемуся разнообразию духовного поиска. Возможно, я в некоторых аспектах упростил этот чрезвычайно сложный процесс, опустил некоторые детали, которые могли бы заинтересовать читателя, увлеченного историей духовного поиска и духовной философии, но суть конфликта в книге отражена верно.

С одной стороны, духовные искатели, которые жаждут быть поглощенными Абсолютом (Брахманом, Великим Духом), слиться с Реальностью в Нирване и больше не испытывать мучительной отделённости (их я в своей книге назвал «мистиками»).
С другой стороны, искатели, стремящиеся сохранить свое неповторимое «Я» (как раньше писали, самость), но при этом ищущие способ максимально реализовать весь свой духовный, психоэнергетический, личностный потенциал. Такие искатели нуждаются в Силе (Энергии) и Свободе. Их путь я условно назвал «Путем Магов».

Магический путь духовного искателя окрашен немного иначе, чем путь мистический. Магический путь изначально нацелен на сохранение отдельного «Я», на поиск Силы во всех полях и стихиях. Достижение личной Свободы на этом пути – естественный результат развития человека внутри «магической» парадигмы.

Именно в этом настроении и намерении практик обращается со своим телом сновидения на четвертом этапе пути Сновидения. Что это значит?

Прежде всего, это значит, что сновидец сосредоточен на несгибаемом намерении создать «второе тело» – тело, которое он будет чувствовать своим, но при этом остро осознавать отдельность своего сознающего «Я», которое одновременно владеет этим «вторым телом» и способно изменять его, совершенствовать, трансформировать. Всякий раз, погружаясь в осознанное сновидение, практик должен вовремя вспомнить о своем теле сновидения и о своем намерении даже на самых глубоких уровнях измененного состояния сознания сохранить отдельность своего «Я» – Субъекта, который ни при каких обстоятельствах не сливается с эмоциональным реагированием, мышлением или иными психическими продуктами эго.

Пока сохраняется внутреннее расстояние между телом сновидения как управляемым полем и осознанием как источником саморегуляции в осознанном сновидении, прогресс практикующего не прекращается.

Это – важное условие. Оно позволяет постепенно увеличивать «плотность» тела сновидения, используя избыток психической энергии, который накопился наяву днем накануне сновидения и параллельно усиливать осознанность в текущем сновидении за счет появившейся ясности, контроля и осознанности.

Важно понимать, как работает психоэнергетическое поле осознания. Оно способно усиливать само себя – это специфическая черта открытых живых систем, наделенных осознанием. Каждый раз, когда сновидящий повышает уровень контроля над полем восприятия во сне, или, выражаясь на ином языке, когда сновидец начинает упорядочивать поток галлюцинаторного материала, из которого состоят сновидения, он не только тратит энергию, но и получает доступ к новым источникам энергии. В конечном счете, чем глубже удалось сновидящему погрузиться в осознанное сновидение, чем лучше и яснее сновидец контролирует образы сновидения, тем легче достичь осознанности как таковой и приступить к работе по усилению (уплотнению) тела сновидения.

Как видим, на определенном уровне работы осознанное сновидение начинает усиливать само себя. Проблема заключается в том, чтобы добраться до этого уровня. В большинстве случаев у практика не хватает терпения, чтобы дойти до этой своеобразной «точки невозвращения». Лично мне потребовалось не меньше 10 лет регулярных занятий и намерения, чтобы включился описанный здесь механизм самоусиления.

Наиболее очевидный прием, который мы чаще всего используем, пытаясь повысить «плотность» тела сновидения – это интенсивное привлечение внимания к осязанию или ко всем кинестетическим и проприоцептивным сигналам в осознанном сновидении. Он, безусловно, работает, но мы сталкиваемся с неожиданным затруднением.

Это затруднение связано с рефлексом «немедленного пробуждения», который включается, когда мы фокусируем внимание на каком-либо осязательном сигнале или на ощущении, источник которого, как нам кажется, находится внутри организма. Если учесть ту роль, которую сновидение играло в эволюции человеческого вида, природа рефлекса совершенно понятна.

Мы уязвимы, когда спим. Но должны быть готовы проснуться в случае приближения любой угрозы. Как мы узнаем о приближении угрозы во сне? Через слух и осязание. Но слух функционирует селективно – к некоторым звукам мы привыкаем, и они перестают нас пробуждать.

Что же касается кинестетики (осязания и ощущений, связанных с моторикой) и проприоцептики (совокупности чувств, поступающих от внутренних органов тела), то стимулы этого типа имеют универсально пробуждающий характер. Попробуйте не проснуться, если вас ночью кусают комары (кинестетика) или вдруг заболит живот (проприоцептика)! Рефлекс «немедленного пробуждения» не позволит вам спать, если вы чувствуете сильные раздражители кинестетической или проприоцептивной природы.

Как преодолеть рефлекс «немедленного пробуждения»?

Это важнейший вопрос, на который надо ответить практику, который переходит к непосредственному деланию своего тела сновидения. Есть последовательность психотехнических приемов, которая помогает затормозить пробуждающий рефлекс, а в конечном счете – полностью отключить его после некоторого времени тренировки:

(1) Генерирование «пятен усиленного осязания» в состоянии осознанного сновидения.

(2) Совмещение «пятен усиленного осязания» с избранными образами сновидения, причем образы должны быть контролируемы осознанием. Чем выше уровень контроля над образом, тем легче будет оставаться в сновидении после того, как вы создали «кинестетическое пятно» внимания.

(3) Увеличение количества «кинестетических пятен» до трех или четырех. Важно не торопиться и делать все очень осторожно. Малейшая спешка – и рефлекс пробуждения даст о себе знать.

(4) Слияние «кинестетических пятен» в одно большое пятно. Увеличение большого пятна до размеров всего тела сновидения.

(5) Адаптация состояния сновидения к повышенной интенсивности восприятия осязательных сигналов.

(6) Наполнение внутреннего объема тела повышенной чувствительностью и соответствующей силой внимания.

Я выделил жирным шрифтом ключевые слова, по которым можно запомнить смысл этих шести ступеней преодоления рефлекса пробуждения. Победить рефлекс можно за несколько месяцев, если работать ежедневно и в безупречном настроении – не торопясь, но и не медля, опираясь на несгибаемое намерение достичь результата.

Единым махом преодолеть рефлекс, который формировался на протяжении всей эволюции человека, судя по опыту большинства, – невозможно. Конечно, сновидящие могут «застрять» на каждом из указанных выше этапов работы – даже на самом первом, при достижении ясности. Неминуемы проблемы на уровне контроля и «осознанности» как таковой. Но работа с телом сновидения, по моим наблюдениям, – это некий барьер для нашего осознания во сне. Многие останавливаются именно на этом уровне и не могут двигаться дальше.

Описание психотехнической процедуры

Попытаюсь разъяснить все неясные моменты в этой последовательности.

«Пятно усиленного осязания» или «кинестетическое пятно» – это небольшая область тела, которую легко охватывает внимание. Можно начинать с очень маленького «пятнышка» – например, с кончика указательного пальца. Или с ладони, или с кисти руки, в зависимости от того, насколько развито внимание практика. В дальнейшем «пятно» кинестетического внимания может охватить ладонь и кисть – сначала одной руки, потом другой. Правшам, как я заметил, проще начинать с правой руки.

На первом этапе работы с телом сновидения рекомендуется избегать наиболее «пробуждающих» областей – промежности, района живота, солнечного сплетения, горлового центра и центра межбровья. Лучше следовать иному порядку - постепенно охватывать кинестетическими «пятнами» внимания конечности – руки и ноги. Формирование каждого «пятна» внимания требует большой осторожности и аккуратности. Ни в коем случае нельзя спешить, создавая «пятна усиленного осязания», – вы легко убедитесь в этом на практике. Любая поспешность в этой работе, как и чрезмерное увеличение количества кинестетических «пятен» внимания, приводит сновидца к пробуждению.

Если осознанное сновидение прервалось, это не значит, что в следующий раз придется осваивать технику с нуля. Даже в случае неуправляемого пробуждения ваше тело сновидения успевает чему-то научиться. Конечно, желательно избегать пробуждения, насколько это возможно. Чем дольше вам удается не просыпаться в осознанном сновидении, удерживая сфокусированное внимание на кинестетических «пятнах», тем быстрее вы обучитесь преодолевать рефлекс немедленного пробуждения.

Внимание в осознанном сновидении должно фокусироваться на избранных областях тела легко – как будто кто-то касается перышком пальцев, ладони, предплечья или коленей, икр ног и т.д. Поскольку пространство осознанного сновидения не терпит неподвижности, надо приспособиться к естественным колебаниям внимания, которые удерживают стабильность этого хрупкого, колышущегося мира. Искусство сновидящего состоит в том, чтобы то касаться вниманием «кинестетического пятна», то отдаляться от него в определенном ритме, не давая, таким образом, себе проснуться. Постепенно вы научитесь прикасаться вниманием к «кинестетическим пятнам» очень часто и достаточно интенсивно, удерживая осязательное ощущение от избранной области и не просыпаясь при этом.

В описанной последовательности действий больше всего времени уходит на этап (1).

Совмещение «пятен усиленного осязания» с избранными образами сновидения – это дополнительная уловка, которая не позволяет сновидцу выйти из осознанного сновидения и перейти в обычное бессознательное состояние, т. е. окончательно заснуть.
В чем суть этого приема?

Скажем, вы погружаетесь в осознанное сновидение и обнаруживаете, что у вас в руке авторучка. В другом случае вы можете оказаться в собственной комнате и смотреть на некий предмет – это может быть что угодно: книга, ваза, компакт-диск. Удобно, когда привидевшийся вам в осознанном сновидении «объект» невелик по размеру и им можно манипулировать – удерживать его в поле ясного восприятия или брать в руки.

«Совмещение» осязательного «пятна» и образа осознанного сновидения состоит в относительно простой технике – надо «привязать» внимание к определенному образу и создаваемому «пятну» кинестетических ощущений одновременно. Вы держите в руке авторучку и одновременно чувствуете ладонь другой руки. Вы смотрите на книгу (вазу или еще что-нибудь) и одновременно (!) чувствуете свою кисть (пальцы, ладонь). Надо повторять эту уловку много раз, пока ощущение не станет привычным.

Начинать работу над этим приемом (2) рекомендуется сразу, как только у вас получится удержать первое «пятно» осязания, потому что внимание в осознанном сновидении не привыкло работать, быстро устает и увлекает сновидца в обычный сон.

Увеличение количества «пятен» осязательного внимания до четырех требует, как и все компоненты этой тонкой работы, осторожности, неторопливости и терпения. Многое зависит от уровня развития вашего внимания наяву. Если практик качественно освоил остановку внутреннего диалога, неделание, деконцентрацию внимания, не пренебрегал сталкингом себя, то этот процесс не займет много времени.

Наконец, наступает момент, когда четыре «пятна» усиленного осязания сливаются в одно большое пятно. Это – миг качественного перехода. Важно осуществить его правильно. Допустим, вы избрали такие области для сосредоточения осязательного внимания – обе руки (от пальцев до локтя) и обе ноги (колени и осязательная область, окружающая их). Это неплохой вариант, и когда-то я сам интуитивно применил его в своей практике.

Момент слияния «пятен» и образования тела сновидения как такового (этап 4 в этой последовательности) всегда чреват высоким риском пробуждения. Идеальный вариант – когда слияние «пятен» происходит в процессе какой-нибудь активности в осознанном сновидении. Например, когда вам снится, что вы быстро бежите. Сначала вы усиленно чувствуете только четыре «пятна» кинестетического внимания – остальное тело сновидения лишь присутствует в сновидении, ощущается же – в лучшем случае – как наполовину бесплотный «призрак». И вдруг, в момент, которого вы совсем не ожидали, прямо на бегу, вы начинаете ощущать свое тело сновидения целиком. Очень часто запоздавшая рефлексия по поводу этого нового ощущения приводит к немедленному пробуждению. Стоит какую-то секунду подумать «О, у меня получилось! Я чувствую все тело и продолжаю видеть осознанный сон!», и – сновидение обрывается.

Рефлексия (автоматическое мышление, которое превращает сенсорные сигналы в элементы нашего описания мира) – это еще один регулятор, управляющий переходом из одного режима восприятия в другой.

Всем, кто практикует осознанное сновидение, необходимо научиться отстраненному восприятию любой неожиданности или нелепости – конечно же, этим занимаются наяву. Во сне у практика просто нет времени на то, чтобы приобрести этот ценный навык.

Адаптация к усиленному кинестетическому восприятию тела сновидения (этап 5) не требует никаких особых инструкций. Мы просто осторожно подготавливаем себя к новому типу переживания в осознанном сновидении. Это подчеркнутая пауза – она позволяет осознанию тела сновидения стать привычным и устойчивым. Но не слишком привычным, чтобы возникшая в сновидении осознанность не угасла.

Заключительный этап психотехнической последовательности (6) легко понять тем, кто освоил технику «объемного сознания», предложенную О.Г. Бахтияровым в его работах «Деконцентрация» (Киев: Ника-Центр, 2002) и «Активное сознание» (М.: ИД Постум, 2010). Это переживание отчасти выходит за границы привычного описания мира, и мы можем либо непосредственно переживать его, либо говорить о нем как о реализации метафоры. Расширение большого «пятна» кинестетического внимания создает фигуру, повторяющую в общих чертах контуры нашего тела и «пустую» внутри. Задача практика – наполнить внутреннее поле образовавшейся фигуры деконцентрированным, но достаточно «плотным» вниманием. При этом возникает неоднозначный энергетический потенциал, который и становится тем телом сновидения, к достижению которого стремился практикующий.

О. Бахтияров в книге «Деконцентрация» пишет: «Объемное сознание возникает тогда, когда несовместимые описания присутствуют как равноистинные и вместе с тем принципиально не совместимые»1.

Деконцентрированное внимание наполняет тело сновидения Силой и высокой чувствительностью. В дальнейшей практике это умение даст сновидцу возможность чувствовать энергетические потоки Мира, которые Кастанеда назвал «эманациями», а равно некоторые процессы энергообмена внутри самого тела сновидения.

Конечный результат работы с осознанным сновидением (по интенсивности осознания своего Я) – это полноценное осознание своего «Я» в осознанном сновидении.

При этом, подобно тому, как наяву возникает дистанция между «Я» и воспринимаемым, в осознанном сновидении формируется дистанция между наблюдателем и полем сновидения, где находится вся совокупность образов сновидения и разыгрывается его сюжет. У сновидящего, достигшего этого уровня, появляется чувство новой степени Свободы. Он легко переходит из одного сновидения в другое, не утрачивая чувства собственной личности. На этом этапе сновидение часто переходит во внетелесный опыт без характерного «разрыва непрерывности» осознания себя.

ПРИМЕЧАНИЕ: 1 - О.Г. Бахтияров. Деконцентрация. – Киев: Ника-Центр, 2002. С. 105.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Первая глава из новой книги
СообщениеДобавлено: 03 окт 2012, 16:53 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 3
Большое спасибо за предоставленную возможность ознакомиться с первой главой из новой книги!


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Первая глава из новой книги
СообщениеДобавлено: 03 окт 2012, 17:41 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 95
Спасибо!


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Введение из книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 10 окт 2012, 14:39 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 92
Из книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»

Введение

Осознанное сновидение в нагуализме: психоэнергетика осознания

Подход нагуализма к осознанным сновидениям можно считать относительно новым, если не учитывать заявлений Карлоса Кастанеды о неслыханной древности этой традиции поиска Силы и самосовершенствования.

Впрочем, я убежден, что для реального практика – будь он ученый или духовный искатель, который стремится сместить свою точку сборки и найти личную Бесконечность для своего осознания в третьем внимании или в «огне изнутри» – не имеет никакого значения, древними или новыми знаниями он пользуется. Для него важна эффективность. Беда в том, что реальных практиков не так уж много. Есть люди, которые верят в то, что они занимаются реальной практикой, но на самом деле они предпочитают жить в чьем-то Мифе или создавать свой собственный. Для таких поклонников мифа или мифотворцев бывает крайне важно, чтобы избранный ими Путь духовного знания имел долгую историю – как минимум, два-три тысячелетия. Идеальный случай, когда можно помечтать о предках из Атлантиды или – чем черт не шутит! – с далеких звезд, из окрестностей Сириуса или из созвездия Плеяд.

Я ничуть не против потомков Атлантиды или галактического происхождения человечества. Это было бы прекрасно и очень интересно! Но разговоры не должны заменять психоэнергетическую практику, ежедневную, качественную и терпеливую. Именно практика может показать нам, какова на самом деле подлинная природа человека, какое будущее ожидает наш уникальный, непрерывно развивающийся вид.

В чем же заключается специфика нагуалистского подхода к практике осознанного сновидения? Если исходить из моей версии нагуализма, то работа с осознанными сновидениями служит нескольким целям:

(1) усилению осознания и, что естественно следует из первого,

(2) усилению чувствительности – во всех отношениях. Как обычной чувствительности тела с его органами чувств, так и интегральной чувствительности всей совокупности полей, из которых строится восприятие человеческой личности (энергетическое тело).

(3) Осознанное сновидение служит природным показателем наличия или отсутствия избытка психической энергии – в том случае, когда человек может легко и регулярно переживать осознанное сновидение, он располагает этим избытком; когда осознанные сновидения исчезают, это сигнализирует нашему осознанию, что «данный ресурс недоступен». Это важный момент самодиагностики – если вы умеете осознавать себя в сновидении и регулярно видите осознанные сны, а потом вдруг перестаёте их видеть, это означает, что вы либо потеряли избыток психической энергии, либо – этот избыток стал распределяться в вашем теле иначе (скажем, возникли новые нагрузки, появились стрессы, в худшую сторону изменился весь психологический фон). Эту информацию можно и нужно учитывать.

(4) Практика осознанного сновидения ведет к тому, что с годами сновидение все чаще переходит во внетелесное переживание. Это внетелесное переживание склонно через какое-то время трансформироваться в тело сновидения (термин Карлоса Кастанеды). Это означает, что ваше осознание может функционировать относительно свободно в то время, когда ваше тело спит. Ваши познавательные функции, ваша память, ваше самосознание работают так, как будто у вас появилось еще одно тело в состоянии сновидения.

(5) На самых продвинутых этапах путь Сновидения может действительно создать «второе тело». В книгах Кастанеды он назван «дубль», или буквально «второй». Лично я имел возможность всего лишь несколько раз прикоснуться к этому изумительному опыту. «Дубль» оставляет следы своей активности в нашем «физическом» мире, то есть мире перцептивного соглашения (договора о том, как воспринимать окружающие объекты и явления). Какого рода эти следы? Изменение температуры (пятна тепла или холода) – на различных предметах, к которым «дубль» прикасался. Иногда – психокинетические феномены (перемещение небольших предметов, падающие со стены фотографии и т. п.). Возможно, при этом происходит некий временной сдвиг в будущее – во всяком случае, не удивляйтесь, если перемещение объекта, осуществленное вами в теле сновидения (или в «дубле») реализуется в мире соглашения спустя сутки.

Интересно, возможен ли временной сдвиг в прошлое, и если возможен, то как он переживается в осознанном сновидении?

Конечная цель практики осознанного сновидения и внетелесного опыта в моей версии нагуализма – это полная Трансформация всей нашей психосоматической целостности. Мы должны обрести второе тело, а вместе с ним – новое осознание.

В том случае, если третье внимание или «огонь изнутри» по какой-то причине окажутся недостижимы, можно работать над стабилизацией «второго тела», чтобы сделать его функциональным и автономным от биологического организма, в котором тело сновидения возникло и развивалось на протяжении всей физической жизни.

Таков в общих чертах Путь Сновидения в нагуализме.

А. Ксендзюк, 2012 г.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Первая глава из новой книги
СообщениеДобавлено: 11 окт 2012, 19:08 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 2
Выражаю благодарность Алексею Петровичу за предоставленную возможность ознакомиться с главами из новой книги до ее официального выхода.
Было интересно почитать приведенную главу. По своему содержанию материал оставил приятное впечатление и, учитывая мой незначительный опыт, мало оснований для каких-то вопросов.

Тем не менее, попробую прокомментировать некоторые выдержки, которые мне показались спорными:
Цитата:
Надо лишь помнить, что существует принципиальная разница между «образом своего тела» и «телом сновидения», о котором говорил дон Хуан в книгах Кастанеды. Если «образ тела» – это лишь стабильная визуализация вашего воспоминания о том, как вы выглядите наяву, то «тело сновидения» – это энергетический факт, воплощенная в сновидении функция, способная оказывать влияние или «магическое» воздействие на других сновидцев или на образы животных, растений и предметов.

По-моему мнению, нет веской необходимости проводить резкое разграничение между "образом тела" и "телом сновидения" в сновидении. Поясню почему.
Надеюсь никто не будет спорить с тем, что наибольший объем информации поступает к человеку через зрительные органы. Сновидение в этом отношении не является исключением. Объем зрительной информации, степень организованности и упорядоченности зрительного сигнала также имеет превалирующее значение. Поэтому немудрено то, что "тело сновидения" на первых порах нам явялется в виде "образа тела". И то уже неплохо и это уже немало, если в сновидении имеется стабильно возникающий "образ тела". В дальнейшем же, учитывая нарастающую степень осознанности, можно уже пытаться акцентировать внимание сновидения не просто на внешнем образе тела, а еще и на ощущениях присущих этому телу и ли ему сопуствующих. Которые, в свою очередь, конечно же копируют большинство наших ощущений в обычном режиме восприятия. С последующим "налетом часов", тело сновидения "прокачивается" всеми теми ощущениями, которые присущи обычному телу. Таким образом, стирается какая-то резкая грань между "образом тела" и "телом сновидения" и становится видна плавная последовательная "достройка" сложности сновиденного мира, частью которого является и сновиденное тело.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Введение из книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 13 окт 2012, 16:40 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 92
ВВЕДЕНИЕ (ФРАГМЕНТ)

Сновидение и человеческая жизнь

Человеческая жизнь проходит, как правило, в двух основных состояниях – в бодрствовании и в сновидении. Эти категории, конечно, условны и всякий раз требуют множество оговорок либо уточнений. Потому что жизнь человеческой психики намного разнообразнее и богаче, чем умозрительная модель, включающая в себя два простых состояния – явь и сон. Мы устроены намного сложнее, чем какой-нибудь бытовой прибор, на котором в одном месте написано «Вкл.», а в другом – «Выкл.», чем и ограничивается его свобода существования. Человек не утюг и даже не микроволновая печь.

Я не стану утверждать, что человек – «венец природы» или повторять другие, уже набившие оскомину трюизмы. Но то, что человеческий вид качественно отличается от всех других живых существ, которые нам известны – факт, не требующий специальных доказательств. Мы создали цивилизацию и живём в её культурном пространстве. Мы научились мыслить и жить в пространстве воображаемых концепций, которые влияют на наше поведение никак не меньше, чем сенсорные сигналы, поступающие из так называемой «объективной» реальности.

Мы сотворили «вторую Природу», потому что первая нас во многих отношениях не устраивала. Все это абсолютно естественно для существа, утверждающего, что он создан «по образу и подобию» Самого Творца Мироздания. И вот – такому сложному организму, с большой эволюционной перспективой и множеством психических ресурсов, о которых он и не догадывается, дано сразу два режима восприятия, реагирования и осознания. Не слишком ли много?

Как известно из опыта, Природа не бывает расточительна. Тем более, по отношению к человеку, который не может пожаловаться на то, что его обделили в процессе эволюции. Разве что мы утратили способность к регенерации, широко распространенную среди рептилий, и живем не очень долго. И вдруг – две жизни!

Конечно, на данный момент практически никто из людей не пользуется вторым режимом восприятия и осознания. Дневная жизнь формирует дневную личность, а поскольку дневная жизнь составляет главное и основное содержание всей нашей жизненной активности, то «личность ночи» со временем пробуждается все реже и реже. В настоящее время активность ночной личности сведена к минимуму. Очень часто мы даже не можем вспомнить – снились ли нам хоть какие-то сны? Экспансия дневного «Я» и деградация ночного «Я» до эмбрионального состояния – характерная черта нашей эпохи.

Что мы знаем о жизни своего ночного «Я»? Только то, что нам время от времени снятся сны. Иногда это яркие, красочные сны, которые запоминаются сразу и надолго. Иногда – это бесцветные видения с невыразительными образами и смутным сюжетом, который забывается быстрее, чем закончится сам сон.

Бывают и еще более абстрактные сны. В них может участвовать некто и больше ничего не происходит. Такие сновидения я называю «сновидением о Присутствии». В другом, таком же абстрактном сне главным его содержанием может быть какой-то однообразный процесс – его содержание трудно передать словами, но после пробуждения остается чудное впечатление, будто всю ночь наблюдал малопонятные действия и даже принимал в них участие.

Эта книга о более редких типах сновидения – об осознанном сновидении и непосредственно с ним связанном внетелесном опыте.

В чем смысл предлагаемой работы со сновидениями?

Я исхожу из основных концепций моей версии нагуализма – из того, что сновидение является измененной позицией восприятия, что осознание в сновидении позволяет сновидцу собрать иной мир восприятия, что подобная практика помогает усилить осознание в целом (при этом под «осознанием» я понимаю психоэнергетическое поле, сформировавшееся в коре головного мозга и других отделах ЦНС, и поэтому выражение «усиление осознания» имеет не только духовный, мистический, но и психофизический смысл).

Я считаю, что усиление осознанности в сновидении во многом изменяет качество нашей жизни наяву. Не говоря уж о достижении «второго тела» (тела сновидения) или дубля.

Древний китайский мыслитель Чжуан-Цзы говорил – есть сон и пробуждение, но кроме того есть «Большой сон» и «Большое пробуждение». Под «большим сном» философ подразумевал бессознательную жизнь, которую мы проживаем изо дня в день. А под «большим пробуждением» - Свободу, Осознанную Жизнь в гармонии и бесконечном развитии, Трансформацию. Удивительная ирония заключается в этом обстоятельстве – для того, чтобы полностью пробудиться, надо пройти через множество осознанных сновидений.

Что такое осознанное сновидение?

Сновидение – это особое состояние человеческой психики. Находясь в сновидении, мы частично спим, то есть, полностью отключаемся от восприятия внешнего мира, частично додумываем мысли, над которыми размышляли днем, переживаем те чувства, которые возникли наяву, но мы по каким-то причинам не стали переживать их полноценным образом, частично вспоминаем то, что недоступно нашему сознанию, когда мы бодрствуем.

Что изучает официальная наука, когда предметом ее исследования становится сон и сновидение? Нейрофизиологи пытаются понять, как работает человеческий мозг во сне. Часто исследователей сновидения привлекает определенная стадия сна, которую называют «сон с быстрыми движениями глаз», или БДГ-сон (rapid eye movement, сокращенно REM). По мнению многих ученых, именно на этой стадии сна человек видит сны.

Чтобы зафиксировать быстрое движение глаз, не нужно никакой сложной аппаратуры. Достаточно пристального наблюдения за спящим человеком с небольшого расстояния – поскольку движение глаз под закрытыми веками легко заметить, за исключением тех случаев, когда мы не можем видеть его лицо. Кроме того, спящий, находясь в фазе быстрого сна, часто меняет положение тела, его дыхание и пульс становятся чаще. Иногда люди в этой фазе сна беззвучно шевелят губами, вздыхают, стонут, произносят отдельные слова – все это явные признаки того, что человек видит сон.

Человек всегда испытывал особенные чувства по отношению к любому яркому сновидению. Эти чувства отличаются от тех, что возникают в состоянии бодрствования. Если вы видите кошмар, то ужас, который вы испытываете в сновидении, намного сильнее того страха, который чувствуете наяву – независимо от ситуации, в которой оказались. То же самое происходит со всеми другими чувствами (восторг, радость, тревога), когда сновидение отличается «высоким качеством».

Разумеется, качество сновидения определить трудно. Сон и его содержание – исключительно индивидуальный опыт. Некоторые люди запоминают одно сновидение за год, другие – видят сны каждую ночь.

Если человек никогда не практиковал специальные психотехники, то его сновидения чаще всего отражают его собственные мысли, заботы и тревоги наяву. Иначе говоря, содержание таких снов состоит из воспоминаний, размышлений и предчувствий. Они предстают перед сознанием сновидца в виде образов или сюжетов, которые связывают приснившиеся образы. Сюжеты быстро возникают в самой творческой и динамичной части нашей личности – той части, которая связывает память и воображение. Здесь рождается нечто новое, еще одна возможность или фантазия.

Анализ сновидений вошел в моду после известной книги З. Фрейда «Толкование сновидений». С тех пор психологи анализируют образы и сюжеты наших сновидений, пытаясь расшифровать содержание бессознательного, которое выражает себя во сне.

Но в этой книге речь пойдет об осознанных сновидениях, которые сильно отличаются от обычных снов, в которых мы очень плохо осознаем себя.

Я собираюсь вкратце описать научные концепции осознанного сновидения, но должен предупредить читателя, что все они – не более чем гипотезы. Мое отношение к осознанным сновидениям и внетелесному опыту – тоже гипотеза, и я охотно признаю это. Более того, у меня сложилось впечатление, что ученые, несмотря на объективность естественных наук, в большей степени привязаны к своим гипотезам, и намного чаще пытаются выдать желаемое за действительное – особенно в тех областях, где субъективное отношение вплетается в наблюдаемый материал. А надо заметить, что осознанное сновидение, как и сновидение вообще, относится именно к этой области.

Дело в том, что сам термин осознанные сновидения подразумевает в какой-то степени участие осознания в сновидении. А объективного понимания осознания – под объективным я имею в виду нечто большее, чем психологическая теория осознания, которая кажется нам правдоподобной – мы не имеем. Почти что все теории осознания опираются на умозрительное идеи и, по сути, являются тем или иным видом новейшей метафизики. Даже в том случае, когда авторы психологических теорий открещиваются от метафизики как метода познания и от самой идеи трансцендентного.

Следует признать, что основополагающий факт нашего человеческого бытия, сердцевина нашей сознательной жизни, до сих пор остается неразрешенной загадкой либо лежит за пределами рационального познания, как такового.

Мое собственное исследование осознания и осознанных сновидений, которыми я занимаюсь больше двадцати лет, неизменно указывает на энергетическую природу и того, и другого. Однако, стоит ввести понятие «энергия» в традиционное описание психического мира человека, как возникают серьезные вопросы:

1. Что такое психическая энергия?
2. Можно ли с психической энергией обращаться произвольно – накапливать ее, концентрировать, излучать и поглощать произвольным образом? Если можно, то как именно?
3. Может ли эта энергия существовать вне биологического пространства, то есть без поддержки физического организма, автономно?

Внутри парадигмы современного естествознания эти вопросы звучат абсурдно. Что значит «психическая энергия»? Естественная наука не знает такого понятия. Психическую энергию невозможно исследовать в этом качестве. Если в экспериментальных условиях мы выясняем, что человек генерирует некую энергию, то она чаще всего описывается как электромагнитная (об этом еще будет сказано). Даже излучение энергии в инфракрасном или ультрафиолетовом диапазонах, как и в видимом участке спектра, - это не что иное, как электромагнитные колебания. Они могут принадлежать живому организму, неорганическому источнику – естественному или искусственно созданному.

Точно так же, как ученый не может отделить психику от мозга, он не может говорить о «психической энергии». Ведь в современном описании мира психика давно уже стала эпифеноменом (1) головного мозга и центральной нервной системы. Если сознание – всего лишь эпифеномен, то энергия, которую излучает наше тело, – это побочный эффект электрохимических процессов, поддерживающих жизнь в организме. Следовательно, возможности накопления, излучения и поглощения весьма ограничены и обусловлены состоянием физического организма, а существование психики вне тела – просто невозможно.

Но мой личный опыт, как и опыт других людей, исследующих ресурсы собственного сознания, противоречит концепции эпифеномена.

Как только человек принимается за работу с собственным сознанием, оно начинает вести себя как самостоятельная сущность, которую можно назвать «энергетическим полем» или, например, сложно организованным потоком биоплазмы, как предлагают некоторые исследователи. (2)

Большинство нерелигиозных людей соглашается верить в то, что сознание – всего лишь эпифеномен нейронных процессов, потому что всю свою жизнь проживают в состоянии поверхностного сознания. Их чувство «Я» растворено в потоке восприятия и отождествлено с чувствами и реакциями на них. Что же касается чувств и реакций, то они, как правило, доведены до автоматизма и осуществляют ряд принятых личностью стереотипов.

Автоматизмы и стереотипы – это внешние признаки бессознательного поведения. Принято считать, что с возрастом человек становится мудрее, или, по меньшей мере, обогащается опытом и становится сознательнее. Если понимать под этими словами увеличение количества наработанных автоматизмов и стереотипов, это безусловно так. Но осознание пробуждается все реже и реже, потому что осознание пробуждается в результате остановки автоматизма и разрушения стереотипа.

Понять, что такое осознание, находясь в бессознательном состоянии, невозможно. В бессознательном состоянии осознание действительно становится эпифеноменом – абстрактным понятием, лишенным энергии, пассивным наблюдателем за тем, как вокруг реализуются законы описания мира.

В той же степени это касается всплесков осознанного сновидения и кратковременного внетелесного опыта. Если наше осознание дремлет даже тогда, когда тело и мозг бодрствуют, что же говорить о состоянии сна? Осознанное сновидение возможно лишь в том случае, если вы можете ярко осознать себя наяву. В иных случаях осознанное сновидение возникает как побочный продукт эмоциональных потрясений или химических интоксикаций.

Специфика инициации осознанных сновидений объясняет, почему увлечение сновидением до сих пор не стало массовым, и, вероятно, не станет массовым в ближайшие десятилетия. Люди все еще втайне надеются на то, что существует волшебный рецепт, магическая пилюля или кнопка, которую нужно только найти и нажать, чтобы перейти из одного режима восприятия в другой – «волшебный». Когда книги Карлоса Кастанеды стали невероятно популярны (примерно в 70-ых годах вплоть до середины 90-ых), какое-то время его читателям казалось, что магическая реальность приближается на расстояние вытянутой руки. Всплеск энтузиазма привел к возникновению множества самостоятельных магических групп – иногда даже с собственными нагвалями. Но упование на древнюю Традицию, которую описал Кастанеда, не изменило положения дел.

Все равно каждый практик должен приложить немалое усилие и прожить свою «целую жизнь борьбы». Магическая реальность не открывается всякому читателю Кастанеды – даже в том случае, если он беззаветно предан идеям дона Хуана и наизусть выучил книги, написанные Карлосом.

Пробуждение осознания как психоэнергетического поля, способного к саморегуляции наяву и в сновидении, требует определенных усилий, терпения и времени. Все, кто не был готов к такому серьезному мероприятию, отошли в сторону, как только поняли, что путь магического сновидения (второго внимания) – не менее сложная дисциплина, чем лайя-йога, дзогчен или дзэн-буддистская медитация.

Увлечение осознанными сновидениями было тесно связано с мистической концепцией Кастанеды и невысказанными надеждами на его особую, не человеческую Судьбу. Смерть писателя от рака печени в 1998 году многих последователей привела в состояние уныния и дезориентации. Интерес к сновидению угас за несколько лет.

Любопытно, что тот же процесс имел место в научной среде. Насколько мне известно, никто из ученых не признавался в этом, но хронология говорит сама за себя.

В восьмидесятых годах ХХ века, в то время, когда книги Кастанеды были невероятно популярны, публикуется ряд научных исследований осознанного сновидения. Достаточно отметить, что именно в это время начинает свою карьеру Стивен Лаберж – один из самых знаменитых исследователей сна и сновидения не только для русскоязычного мира, но и для всей западной цивилизации. В 1980 году Лаберж защищает докторскую диссертацию, и темой ее является, разумеется, исследование осознанных сновидений. В 1985 году он издает книгу под названием «Осознанное сновидение», а в 1987 основывает Институт осознанных сновидений (Lucidity Institute).

В 1988 году в свет выходит фундаментальный сборник научных статей «Сознающий разум, спящий мозг» под редакцией С. Лабержа и Дж. Гакенбах. Через год публикуется книга «Управляй своими сновидениями» (Control your dreams), написанная Джейн Гакенбах и Джейн Босвелд. Наверное, конец 80-ых стал апофеозом для исследователей осознанного сновидения в западном мире.

Как пишет Дж. Гакенбах в 2011 году:
«… Исследования осознанного сновидения стали терять значение и актуальность. Число исследований, посвященных этой теме, уменьшилось. Это связано с определенными трудностями при организации эксперимента (индукции состояния осознанности в сновидении), а также с субъективностью интерпретации любого исследования этого состояния сознания. Осознанное сновидение требовало нового методологического подхода».

За этими словами скрывается принципиальное непонимание двух совершенно разных парадигм – естественнонаучной и магической. Как можно вызвать (индуцировать) состояние осознанности в сновидении, если испытуемый (обычный человек, полностью погруженный в общепринятое описание мира) пребывает в состоянии психоэнергетического дефицита? Осознанное сновидение становится относительно регулярным явлением в психической жизни человека, если он располагает некоторым избытком психической энергии и владеет необходимыми навыками в работе с собственным вниманием и восприятием. Из чего следует, что в большинстве случаев регулярное переживание осознанности в сновидении требует изменения привычного стиля жизни, к чему готовы далеко немногие. По крайней мере, их число недостаточно для той статистики, которая нужна для научного исследования.

Исследователи осознанного сновидения в какой-то мере понимали причины возникших затруднений, но никто не знал, как преодолеть социальную инерцию. Стиль жизни западного человека с его привычкой к комфорту и гедонизмом – наше любимое детище и достижение. Чтобы отказаться от него, нужен мотив более убедительный и сильный, чем загадочные видения то ли во сне, то ли наяву.

Кроме того, сама естественнонаучная парадигма официальной науки, изучающей сон и сновидение, ограничивает вдохновение исследователя тем, что по умолчанию исходит из концепции «всякое содержание сновидения – продукт психики сновидца и описывать его следует психологическим языком».

Отказ от этой установки неприемлем, потому что грозит вторжением в науку мистических домыслов, которые невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. А это, согласно знаменитому принципу «фальсификации» Поппера, делает науку «ненаучной».

Поэтому все научные исследования осознанных сновидений сводятся к открытию тех или иных психологических, нейрологических либо физиологических механизмов сознания и бессознательного. Любопытно, что недавний всплеск интереса к осознанным сновидениям в научном сообществе был вызван статьей одного из крупнейших авторитетов в физиологии мозга Алана Хобсона, опубликованной в 2009 году. И по какому поводу? Потому что ученый считает, что изучение осознанного сновидения поможет понять «физиологические основы механизма сознания».

А. Ксендзюк, 2012 г.

Примечания:
1. Эпифеномен (греч. epi — при, после, возле и phainomenon — являющееся) – дословно «явление, которое возникает вместе с другим явлением». Термин используется представителями естественнонаучного материализма при описании сознания, чтобы подчеркнуть «призрачный» и пассивный характер сознания, которое всего лишь отражает явления внешнего мира, и не может существовать иным образом. – Прим. автора.

2. См. : Инюшин В.М. Биоплазма, геоплазма и психоэнергетические структуры человека. – Прим. автора.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Первая глава из новой книги
СообщениеДобавлено: 14 окт 2012, 16:34 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 17
mod писал(а):
попробую прокомментировать некоторые выдержки, которые мне показались спорными

Я совершенно согласен с Вами. "Образ тела" - это визуальный ключ к возникновению самого "тела сновидения".
Просто я хотел подчеркнуть, что "образ" и "тело" - не одно и то же.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 20 июн 2013, 14:11 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 3
Подскажите, когда запланирован выход книги "ОСОЗНАННОЕ СНОВИДЕНИЕ И ВНЕТЕЛЕСНЫЙ ОПЫТ"?


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 26 сен 2013, 17:24 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 92
Часть 2.

Вне тела


… Если ты оказался в темноте и видишь хотя бы самый слабый луч света, ты должен идти к нему вместо того, чтобы рассуждать, имеет смысл это делать или нет. Может, это действительно не имеет смысла. Но просто сидеть в темноте не имеет смысла в любом случае. Понимаешь, в чем разница?

В. Пелевин. Затворник и Шестипалый


Глава 6. Внетелесный опыт как пиковое переживание своего Я в сновидении

В первой главе я указывал, что самым продуктивным намерением при занятии психотехникой и медитацией для достижения осознанности в сновидении и внетелесного опыта является отстраненная осознанность.

В процессе такой практики осознание своего «Я» усиливается все больше и больше, пока мы не начинаем осознавать собственное «Я» в роли наблюдателя одинаково отстраненного как от динамичной части нашей психики, отождествленной с автоматизмами и стереотипными реакциями на изменения внешнего мира, так и от умственного образа «Я», который формируется у всех людей, независимо от их образа жизни, типа мышления и профессии.

Динамичная часть психики настолько текуча и «неавтономна», что сливается с миром восприятия. Мы вообще не замечаем ее существования, если не усилили собственное осознание с помощью психотехники или специального изменения привычного способа психоэмоционального реагирования.

Умственный образ «Я», напротив, ни с чем не сливается, но вечно пребывает в области абстрактных идей. Мы думаем о себе, воображаем различные модели поведения своего «Я», которые редко становятся реальностью.

Умственный образ «Я» – постоянный предмет наших фантазий, ожиданий, предположений. Он никогда не совпадает с реальным «Я», оставаясь результатом рефлексии человека о самом себе.

Таким образом, в повседневной жизни психики мы имеем дело с динамическим «Я», не имеющим никакого представления о себе, и с «придуманным» Я, который очень похож на настоящего, только никогда не действует. Придуманный Я рождается в фантазиях и размышлениях человека о себе и живет всю свою жизнь в фантастическом мире, который состоит из идей, моделей, предположений.

Это психологическое описание процессов. С точки зрения психоэнергетики, «Я» обычного человека недостаточно сильно, чтобы существовать как самостоятельная формация в потоке рефлексивного мышления и сиюминутного реагирования на внешние впечатления. В чем же заключается сила или слабость нашего «Я» как энергетической формы?

Если рассматривать чувство «Я» как психоэнергетическое образование, то оно выглядит как стабильное возбуждение энергетического поля (или полей), имеющее очень сложную структуру. От уровня энергетического тонуса всего организма и от уровня энергетической обеспеченности психики и головного мозга зависит мощность и стабильность возбуждения поля, ощущение от которого мы привыкли называть своим «Я».

Усиливая общую энергию тела и тренируя внимание определенным образом, мы можем сначала заметить, а затем – усилить возбужденную структуру энергетических полей, которая в Реальности является носителем нашего «Я».

Интенсивность своего «Я» мы переживаем как уровень осознанности – или, как я сформулировал выше, как уровень присутствия «Я» в текущем опыте.

На первых порах чувство «Я» проявляет себя как наблюдатель, периодически возникающий и исчезающий. С усилением осознанности наблюдатель становится практически постоянным элементом повседневного опыта. Затем изменяется качество бодрствующего осознания – появляется не только отстраненность и эмоциональная безупречность, с помощью которых мы замечаем собственное осознание в виде «наблюдателя», но и ряд новых качеств осознанной психики. Их трудно описать – в основном, эти качества приносят с собой новое чувство Свободы от биологического автоматизма и от психологической рефлексии вроде реакций на мысли, ожидания, предположения. Я бы сказал, что это новое измерение человеческого «Я».

В этом состоянии мы способны открыть совокупность психических процессов и качеств. Мы открываем, что позади наблюдателя находится целая личность, которая начинает функционировать в том случае, если мы проделали большой труд по осознаванию самого себя.

Параллельно «Я» начинает проявлять себя в сновидении. Сначала – в пред-осознанных снах, ярких и запоминающихся. Затем – в осознанных сновидениях, где чувство «Я» почти полностью пробуждается. Наконец, чувство «Я» достигает полного и энергетичного пробуждения на фоне сновидения во внетелесном опыте.

Для состояния сновидения это пиковое переживание своего «Я».

Рис.1. Энергетические уровни осознания и «Я»

______________________________________________________________________________---> Динамическое Я ---> Автоматизмы и стереотипы
Уровень повышенной осознанности ---> Я ---> Наблюдатель (Прототип реального Я) --->
______________________________________________________________________________---> Умственное Я ---> Фантазии, ожидания, предположения.

Примечание к рисунку: Стрелка идет от "Уровень повышенной осознанности" к "Я". От "Я" идет стрелка к "Наблюдатель (Прототип реального Я)". Затем стрелка раздваивается - одна идет к "Динамическое Я", другая к "Умственное Я". От "Динамического Я" стрелка идет к "Автоматизмы и стереотипы". От "Умственного Я" стрелка идет к "Фантазии, ожидания, предположения".

Наблюдатель, как видно из схемы, присутствует в опыте любого созревшего (духовно и биологически) субъекта. Для нашего вида это значит, что всякий человек, с высокой интенсивностью переживший в течение определенного времени результаты своей психической деятельности – как ее динамический, так и умственный аспект (динамическое и умственное Я) – открывает в своем опыте существование «Наблюдателя».

С динамическим аспектом мы сливаемся в процессе ежедневного функционирования. Мы отождествляем себя со своими автоматизмами и стереотипами (а стереотип, – это, по большому счету, длинная и сложная последовательность тех же автоматизмов). «Я – злость», «я – страх», «я – тревога», или, например, «я – напряжение», вызванное этими эмоциями, а потому неотличимое от них. Это автоматическое отождествление себя с эмоциональной реакцией работает, возможно, лишь несколько секунд. Но поскольку реагируем мы непрерывно, мы просто не успеваем «очнуться».

Постоянные потоки различных ощущений проходят сквозь нас – и каждый раз мы автоматически отождествляем себя с этими переживаниями. Одновременно мы чего-то ждем, боимся, о чем-то размышляем, мечтаем, погружаясь на несколько минут в глубокое переживание этих непостоянных, но сильных чувств.

На проживание контакта с самим собой остаются считанные минуты. Продукты динамического и умственного «Я» заполняют наше психическое пространство с утра до вечера.

Чтобы узнать о том, что в нашем внутреннем мире есть еще что-то, кроме реакций на внешние сигналы, надо остановиться и прислушаться к себе.

На первых порах сделать это не просто – образы и впечатления постоянно отвлекают, наше внимание блуждает, и вместо богатого пространства нашего осознания и Духа, мы замечаем только один, самый поверхностный феномен. Мы замечаем наблюдателя.

В этой книге за словом «наблюдатель» скрывается ощущение, подобное посторонней рефлексии. Иначе говоря, мы чувствуем, что внутри нас существует источник безмолвного и отстраненного созерцателя, который внимательно наблюдает за тем, что с нами происходит изо дня в день, и когда мы бодрствуем, и когда спим.

Это очень важное ощущение. Наблюдатель является прототипом чувства подлинного Я – опираясь на ощущение наблюдателя внутри себя, мы можем постепенно усиливать сосредоточенность своего внимания на осознании.

Все психотехники, используемые в нагуализме, направлены, в конечном счете, на усиление и обогащение чувства Я. Когда начинающий практик или обычный человек спонтанно погружается в осознанное сновидение, он замечает, что характер его психической активности изменяется. То же самое, но еще более интенсивно, мы чувствуем, когда переживаем внетелесный опыт.

Что я имею в виду?

Самыми заметными переменами в функционировании психики можно считать замедление (вплоть до полной остановки) вербально-логического мышления и изменение качества работы самого внимания. Этот феномен отмечают все практикующие.

Причем, замедление вербального мышления не приводит к ухудшению реактивности, наоборот – человек в этом состоянии реагирует быстро и часто безошибочно. Внимание также перестает следовать рациональным схемам описания – оно словно движется, следуя за древними, невысказанными импульсами.

Возникает впечатление, что состояние вне тела активизирует, «пробуждает» архаическую психику, существовавшую в самом начале человеческой истории, когда язык лишь зарождался, когда абстрактных понятий еще не существовало, и поэтому в психическом мире безраздельно царствовали только ощущения и влечения, восприятие и осознание.

Причем, когда я пишу «влечение», я имею в виду исконный импульс, который не имеет ничего общего с рациональным мотивом. Это не столько движение ума, сколько движение тела – то, что в английском языке удачно названо словом drive. Ближе всего к этому английскому термину русское слово «побуждение». Когда мы «испытываем побуждение» сделать что-либо, мы не думаем; более того, побуждение вряд ли может возникнуть непосредственно из мысли или размышлений.

Между мышлением и побуждением почти всегда есть пауза безмолвия. Во время этой тихой паузы ментальные структуры, созданные интеллектом, опускаются в более древние пласты нашей психики и там становятся ощущениями, чувствами, которые, в свою очередь, вызывают к жизни динамический импульс.

И человек, следуя за этим импульсом, встает и принимается что-то делать.

Этот импульс энергии отличается от воли в классическом понимании психологов-материалистов. К нему невозможно приложить словосочетание «сила воли», подразумевающее способность «преодолевать препятствия несмотря ни на что, вопреки сложившимся обстоятельствам».

Воля и побуждение

Коротко опишу принципиальное различие между волей, которая движет рациональным человеком в повседневном мире восприятия, и «побуждением», «драйвом», которое движет человеком в сновидении, вне тела, или наяву – когда человек достиг определенного уровня просветления.

Принимая решение что-то сделать, мы обдумываем цель, ради которой собираемся совершить действие, обдумываем само действие – как и когда его лучше осуществить, какие обстоятельства нам могут помешать, какие – помочь и т.д. Наконец, мы обдумываем возможные последствия своего действия, включая и неудачные варианты. Затем мы выбираем нужный момент для того, чтобы приступить к действию.

Все перечисленное – исключительно работа ума, интеллекта.

Когда интеллектуальное решение пытается осуществить себя через действия тела, оно часто встречает сильное сопротивление. Ведь то, что понятно интеллекту, далеко не всегда понятно телу.

Возьмем самый простой пример – скажем, вам нужно в другой город по делам. Ваш самолет улетает рано утром, а чтобы попасть в аэропорт вовремя, вам надо проснуться еще раньше. Как поступает человек в таких случаях? Он ставит будильник, например, на четыре часа утра, и, услышав звонок будильника, волевым усилием заставляет себя проснуться. Его тело ничего не понимает – оно хочет спать. Но он заставляет себя идти на кухню, пить кофе, принимать душ и т.п. Это – работа воли, опирающейся на интеллект и оторванной от тела.

Побуждение исходит из тела, поэтому не встречает сопротивления. Вы можете проснуться в пять часов утра, потому что вам нужно сходить в туалет. То, что поднимет вас с постели и заставит пройти в туалетную комнату, – это побуждение, а не воля.

Мало кто из людей умеет пользоваться побуждением с таким искусством, чтобы можно было вовсе не прибегать к принудительным действиям воли. Хотя, находясь в осознанном сновидении или вне тела, практически все, что мы делаем, – результат побуждения.

Многим практикам внетелесного опыта известен этот странный казус – когда мы пытаемся управлять своим «вторым телом» или телом сновидения с помощью обычной воли, ничего не получается. Но стоит забыться, отвлечься – и тело реализует то, чего мы хотели, неизвестно каким способом. Это особенно заметно при обучении движению вне тела.
Когда человек выходит из тела, он порой пытается двигаться привычным способом – переставлять ноги так, как он это делает наяву. А ведь это не только моторный, но и волевой автоматизм. Моторные зоны коры мозга активизируются автоматической последовательностью волевых усилий. Разумеется, из этого ничего не выходит.

Не только потому, что у «второго тела» нет мышц, которыми могли бы управлять соответствующие области сознания, привыкшие иметь дело с моторными навыками. Но и потому, что сама природа «второго тела» имеет отношение к первичным психическим процессам. А воля – это поздний психический процесс. Она принадлежит интеллекту, неразрывно связана с работой интеллекта, опирается на интеллектуальный механизм.

Когда мы принимаем решение и совершаем какое-то действие, все это происходит в интеллектуальном контексте. А как же иначе?

Мы приучили себя анализировать причины, механизмы и последствия своих действий внутри принятого описания мира. Такая воля всегда сопровождается усилием, потому что работа интеллекта происходит напрямую, часто натыкаясь на препятствия, которые не были учтены. Кроме того, интеллект игнорирует тело с его энергетическими ритмами и биохимическими циклами.

Побуждение всегда находится в гармонии с телом. Если возникшее побуждение требует большой физической активности, оно появляется в тот момент, когда ваш организм находится на пике своей формы, когда вы имеете запас энергии, которую можно потратить на осуществление той или иной задачи. И наоборот – если у вашего тела недостаточно сил, вы не почувствуете побуждения сделать нечто энергоемкое.

Наблюдатель и Я: новый уровень самоуправления

Если в обычной жизни наяву социальный человек постоянно проявляет динамическое Я и умственное Я, лишь время от времени вспоминая о существовании наблюдателя (см. рис. 1), то в осознанном сновидении – особенно во внетелесном опыте, – он имеет дело с другими презентациями своей психической активности.

Наблюдатель выходит на первый план и становится главной фигурой, переживающей опыт этого состояния сознания. И это лишь начало. Чем больше у практика опыта внетелесных переживаний, тем ярче проступает за наблюдателем его истинное Я.

Почему я называю то, что скрыто за наблюдателем, истинным Я? И почему вообще для сновидящего практика нагуализма важно раскрыть это самое Я?

Дело в том, что наблюдатель, о существовании которого мы узнаем наяву, который становится главной фигурой в осознанном сновидении и внетелесном опыте, это нечто вроде дремлющего осознания.

Когда мы сливаемся с потоком впечатлений и реакций во время бодрствования, наблюдателя мы вообще не замечаем. Можно сказать, он в это время крепко спит.

Когда мы замечаем его и концентрируем на наблюдателе свое чувство, он как бы слегка пробуждается и переходит в состояние отстраненной дремоты. В этом состоянии он только созерцатель. Его активность ограничена короткими вмешательствами в реагирование и психические автоматизмы – на этом этапе наблюдатель бывает очень эффективен в разрушении стереотипов, в процедуре сталкинга себя, в достижении безупречности (трансформации страха, собственной важности и жалости).

В состоянии глубокой медитации наблюдатель пробуждается больше и даже начинает временами осознавать себя как нечто отличное от поверхностной психики. В осознанном сновидении он, наконец, остается наедине с собой и может вглядеться в себя, прочувствовать, кем он на самом деле является. И только во внетелесном переживании у человека появляется возможность раскрыть в себе то, что находится за наблюдателем. Или, иными словами, дать своему истинному Я шанс полностью пробудиться.

Функционально пробуждение истинного Я заключается в том, что созерцатель становится активным делателем. Чтобы это произошло, надо пройти довольно долгий путь. К концу первого цикла пробуждения осознанности этот процесс только начинается.

Как и следовало ожидать, эта трансформация занимает целый период – активное Я пробуждается и вновь засыпает много раз.

Привычка не принимать участие в жизни настолько сильна в психической конституции наблюдателя, который много лет исполнял роль нашего истинного «Я», что необходимо 5 – 10 лет тренировки внетелесного опыта и постоянной работы над усилением своего осознания. Впрочем, столько же времени нам понадобилось, чтобы образовалась личность, способная функционировать в привычном для нас мире бодрствования.

Ведь только в возрасте 8-10 лет мы начинаем стабильно и качественно осознавать себя! То же самое предстоит сделать во внетелесном состоянии.

Когда Я (осознание) окончательно пробуждается, мы начинаем иначе переживать внетелесный опыт и осознанное сновидение. Концептуальную схему этого развития осознания можно описать следующим образом:

Мы переживаем интенсивность своего «Я» как осознанность. Благодаря активизации осознанности человек может переживать осознанное сновидение и – время от времени – внетелесный опыт. Когда наблюдатель (форма активности «Я») обретает больше силы и начинает влиять на качество всех процессов высшей психики, его поле осознания расширяется. Благодаря этому «Я» получает способность заметить самого наблюдателя и в дальнейшем смотреть на него как бы со стороны.

В этот момент способность к эмоциональному контролю сильно возрастает, так как дистанция между актуальными психическими реакциями, процессами и той точкой, где происходит управление всей нашей психосоматической целостностью, увеличивается еще больше.

Вы уже не динамическое Я, отождествленное со всеми реакциями, но вы и не наблюдатель, который со стороны созерцает собственные реакции и поступки. Пробудилась новая инстанция, которая на время становится вашим Я.

Особенность этой инстанции в том, что она больше не привязана жестким образом к поступающим извне сенсорным сигналам и реакциям динамического Я.

Если наблюдатель привязан к тому, за чем он наблюдает, то новая позиция Я, наблюдающая за наблюдателем, испытывает гораздо больше свободы, поскольку его объект почти не нуждается в присмотре.

На этом этапе развития осознание приходит к максимальной свободе и при этом сохраняет ту степень контроля, которая необходима, чтобы поддерживать состояние безупречности и поддерживать нужный уровень сталкинга себя.

Это – развивающееся состояние.

На первых порах оно поддерживает привычную манеру поведения – внутреннюю отстраненность, которая помогала практику быть безупречным. Но в дальнейшем выясняется, что открывшаяся Свобода позволяет легко вступать в человеческие игры, не будучи при этом эмоционально вовлеченным в них.

Дальнейшее развитие нового состояния предполагает бесконечную реализацию всего потенциала, присущего психоэнергетическому полю человека.

Что такое «Я»? Новые качества осознанной психики во внетелесном опыте

Когда практик выходит из тела, он чувствует, что часть обычной бодрствующей психики словно исчезает на время внетелесного опыта. Заметнее всего в этом состоянии отсутствие рефлексии и рефлексирующего Я.

Перед тем, как углубиться в работу с внетелесным опытом, следует уточнить одну подробность, касающуюся терминологии. Что я имею в виду, когда использую слово «Я» в сочетаниях динамическое Я, умственное Я или рефлексирующее Я?

Может сложиться впечатление, что автор говорит о развернутой метафизической конструкции, где сосуществуют много различных «Я», как в случае синдрома множественной личности. На самом деле, речь не об этом.

В случае психологической диссоциации социальное Я человека распадается на фрагменты, и каждый фрагмент исполняет определенную функцию в социуме, оставаясь в изоляции от той целостности, которой является нормальная личность и здоровое чувство Я. Это глубокое психическое нарушение, требующее вмешательства психиатра или психотерапевта. Путаница с этими «Я» вызвана психиатрическим жаргоном, в котором слово «Я» равно слову «Личность», хотя очень часто эти слова называют разные проявления психической реальности – и по качеству, и по сложности.

Позволю себе высказать гипотезу, касающуюся устройства нашего психического мира в этом непростом аспекте. Наша психика способна создавать множество разных личностей. Или, как считает Нэнси Мак-Вильямс, в случае раннего диссоциативного расстройства «интеграция собственного Я пресекается в самой начальной точке» (1). Важно понимать различие между «Я» в психиатрии (а также в психологии) и «чувством Я», о котором идет речь в этой книге.

(1) Мак-Вильямс, Нэнси. Психоаналитическая диагностика. – М., 2004. – C. 429. / McWilliams, Nancy. Psychoanalytic Diagnosis. Understanding Personality Structure in the Clinical Process. The Guilford Press, 1994.

Для психиатра и психолога «Я» – это целостное взаимодействие нескольких высших функций психики: Я-концепции, памяти, характерологических показателей и др. Иными словами, «Я» – это собранная конструкция, которая функционирует как целое либо как псевдо-целое (в случае синдрома множественной личности).

Для философа, который размышляет о человеке в контексте целостности, «Я» не может быть конструкцией, или чем-то состоящим из множества элементов.

«Я» – это единое и простое чувство (простое в значении «неразложимое на части»). Оно выше всех характеристик личности, выше мышления о себе и памяти о своей личной истории. «Я» не является результатом сложения этих компонентов, качеств, свойств.

Например, в случае полной амнезии, когда личность забывает все содержание своей жизни, теряет все приобретенные навыки (умение писать, читать, даже ходить), принято считать, что пациент становится tabula rasa, и после курса повторного обучения формируется другая личность с иным характером, а значит, и с другим «Я».

Но я считаю, что истинное Я человека – это непрерывное и неизменное чувство. Будучи «наблюдателем наблюдателя», оно никак не может проявить себя в реакциях, поведении, мышлении. Оно может отстраненно наблюдать за несколькими личностями, сменяющими друг друга в расстроенной психике, или за тем, как вырастает новая личность на месте старой, утраченной в результате амнезии.

Когда я употребляю словосочетания динамическое Я, умственное Я, рефлексирующее Я, речь идет не более чем о стабильной конфигурации психических характеристик, возникших в процессе какого-то рода активности.

Если Я не было усилено специальной практикой, оно автоматически отождествляет себя со всяким относительно стабильным режимом работы психики. Именно эти автоматические отождествления и порождают призрачные «Я», связанные с определенным типом психической активности – динамизмом, работой мышления и воображения, рефлексией.
Таким образом, во внетелесном опыте (если это состояние переживается регулярно, что постепенно формирует новое состояние сознания со своими специфическими качествами) вместе с рефлексией исчезает и рефлексирующее Я. При этом пробуждается некий механизм, способный заменить рефлексию.

Чтобы проиллюстрировать этот феномен, приведу пример мыслительной активности во внетелесном опыте. Рассмотрим несколько типичных действий, которые мы совершаем, когда выходим из тела.

Я пережил множество внетелесных опытов и имел возможность наблюдать за поведением своего сознания в этом состоянии. Первые побуждения, которые испытывает человек, чье сознание находится вне тела, это тестирование реальности и ориентация в ней. Например, я в течение длительного периода использовал классический способ тестирования реальности (или состояния осознанности) – каждый раз, оказавшись вне тела или в осознанном сновидении, я поднимал к глазам ладони и внимательно их рассматривал.

Когда мы делаем нечто подобное наяву, наша психика сначала «проигрывает» целую последовательность рефлексивных размышлений. Они мало осознаются, поскольку во многих отношениях достаточно автоматичны. Вопросы, которые мы себе задаем, и ответы, которые получаем, даже не вербализируются.

«Где я нахожусь?», «Это явь или сновидение?», «Если я вне тела, то где находится мое физическое тело?», «Могу ли я взглянуть на него?», «Как выглядит мое тело сновидения? Что я вижу, когда смотрю на него в этом состоянии сознания?»
Все эти вопросы наяву легко сформулировать, они вызывают автоматические цепочки рассуждений, содержание которых в бодрствующем состоянии банально, и все же осознаваемо.

К этому же типу рассуждений относятся вопросы, касающиеся памяти. Если вы проснулись, и у вас вдруг появились сомнения по поводу окружающей вас реальности, вы сразу же обращаетесь к воспоминаниям – «Здесь ли я заснул?», «Был ли я одет или раздет, когда лег спать? Какая на мне была одежда?»; после чего ищете соответствия или несоответствия в предметах обстановки – «Я помню, что читал книгу и оставил ее на столе возле кровати. Где она?», «Засыпая, я оставил свет включенным, а окно – открытым». И так далее.

Множество соответствий в подобных мелочах убеждает нас в том, что мы по-прежнему находимся в реальности бодрствования – даже в том случае, если нюансы переживания этой реальности по какой-то причине изменились. Повторяю: эти цепочки мыслей, как правило, не произносятся даже мысленно. Это автоматическое мышление, помогающее ориентироваться и тестировать качество воспринимаемой реальности.

В состоянии внетелесного опыта мышление этого типа почти полностью отсутствует. Субъект слишком занят переживанием изменившегося качества восприятия, с одной стороны, а с другой – он чувствует, что такое мышление энергоемко, а главное – в нем нет особой необходимости.

Состояние внетелесного опыта можно назвать триумфом насыщенного восприятия и прямого, внелогичного знания. Сам факт выхода из тела мы переживаем через последовательность непосредственных кинестетических впечатлений – мы не просто видим «картинки», мы ощущаем осязательный образ своего тела, которое отделилось от физического организма и определенно находится в другом месте и в другой позе по сравнению со спящим физическим телом.

Сновидец чувствует себя стоящим посреди комнаты в то время, как его биологический организм лежит на кровати или сидит в кресле, глубоко расслабившись. Это – принципиальное отличие данного класса переживаний от иных явлений, где также имеет место необычное и яркое восприятие, но кинестетический образ «второго тела» не формируется.

Когда сновидец оказывается вне тела, он в основном ощущает, чувствует и осознает. Способность к рефлексии не исчезает полностью, но мы не успеваем воспользоваться этим типом мышления и даже осознать саму возможность рефлексии, потому что состояние вне тела требует более высоких скоростей.

Это стихия, где все происходит мгновенно, где все текуче и изменчиво. Если вы не успеваете отреагировать, ситуация изменяется радикальным образом – вас может выкинуть из внетелесного состояния в тело или в осознанное сновидение, вы можете переместиться в другую область внетелесного опыта. Как бы там ни было, обдуманное с помощью привычной рефлексии решение или реакция становятся неактуальны к тому времени, когда они «созревают».

Тем не менее, какая-то форма мышления во внетелесном состоянии имеет место.

Мы определенно обдумываем свои решения и поступки – но иначе. Можно уверенно говорить о том, что какой-то «отблеск» рефлексии присутствует во внетелесном мышлении. Рефлексия сопровождает мышление во внетелесном опыте, но не осуществляет его. И это – важная деталь. Рефлексивные рассуждения в ослабленном виде разворачиваются на втором плане, исполняя роль своеобразной иллюстрации. Их образный компонент усилен, а вербальный – наоборот, ослаблен. Чаще всего мы переживаем эту рефлексивную «линию» мысли, как последовательность неярких образов, которые быстро истощают себя, не переходя в действие. Очевидно, это инерция автоматизма, выработанного наяву.

Параллельно сновидец следует побуждениям, которые могут совпадать с предметом рефлексивных рассуждений, но могут и не совпадать. В самых ярких случаях можно заметить, как инерция рефлексивного мышления движется по одному пути, а побуждение за это время уже успело возникнуть, осуществиться и стать неактуальным.
Таким образом, осознание вне тела приобретает следующие качества:

(1) Подвижность

За счет отказа от медленных рефлексивных цепочек мышления, практик молниеносно реагирует и так же молниеносно действует. Важно обратить на это внимание как можно раньше.

Когда мы привыкаем к новому стилю жизни во внетелесном состоянии, мы первое время повторяем автоматизмы и стереотипы психики, к которым привыкли в физическом теле. Некоторые из них преодолеть легко, как, например, научиться иначе перемещаться – используя мгновенные побуждения, а не рациональную волю.

По отношению к некоторым эмоциональным реакциям (страху и различным выражениям агрессии – злоба, обида и другие уязвления чувства собственной важности) сновидец довольно долго остается беспомощным. Эти переживания возникают и сразу же устанавливают контроль над содержанием восприятия. В этом случае может измениться сам сюжет внетелесного опыта, в худшую сторону измениться образ встретившегося персонажа – реальной сущности или проекции бессознательного.

Необходимо осознать, чем это вызвано, и осуществить необходимую психотехническую работу наяву. О специфике этой работы будет сказано ниже в этой части книги.

(2) Прямое знание

Ушедшая на второй план рефлексия замещается тем, что можно назвать способностью к прямому знанию через осознавание.

Трудно определить природу этого психического процесса.

Если понимать «психичность» исключительно как продукт деятельности мозга и центральной нервной системы, то нет даже полной уверенности в том, что это явление имеет психическую (в строгом смысле этого слова) природу. Либо это продукт высшей интеграции психических функций, либо, наоборот, реанимация древнего способа осознавать мир и действовать в нем.

На практике этот процесс выражает себя через быстрое понимание ситуации восприятия и способность почти сразу находить верное решение или выбирать верную линию поведения. Эта способность развивается на протяжении многих лет регулярного выхода во внетелесное состояние. Сначала сновидец открывает ее как необычную силу интуиции, и лишь со временем начинает осознавать, что это иное качество, лишь отдаленно напоминающее мышление.

Мало того, что эта способность совсем не содержит в себе рефлексивных характеристик (то есть, мы не размышляем привычным способом, а просто непосредственно «знаем» о тех выводах, к которым наяву приходим в результате рефлексии) – она, к тому же, работает как инсайт, то есть вызывает впечатление откровения или озарения. На фоне внетелесного опыта именно это чувство особенно сильно впечатляет практикующего.

Способность к быстрому постижению Мира и самого себя в форме инсайта помогает освободиться от многих автоматизмов мышления. Через некоторое время (в моем случае – на втором цикле пробуждения осознанности, то есть примерно после 10 лет практики) она начинает раскрываться и наяву. Время от времени, с каждым годом все чаще эта способность принимает участие в бодрствующем мышлении, иногда ускоряя его, а иногда – определяя окончательный результат мысли и поступков человека.

(3) Молниеносность чувств и реакций

Во внетелесном состоянии изменяется не только качество, глубина, но и диапазон переживаемых чувств. Почти все чувства, связанные с дневным образом себя (эго бодрствования), ослабевают, а некоторые из них исчезают полностью. И наоборот, некоторые чувства, играющие важную роль в самопознании, интуитивном познании мира, совершенствовании себя, – усиливаются.

Кроме того, сохраняются и обостряются те чувства, которые важны для функционирования инстинкта самосохранения в той изменчивой и необычной среде, которая окружает сновидца во внетелесном опыте. Чувство опасности, угрозы, «чувство неведомого» – интенсивность этих ощущений возрастает, а скорость реагирования на них становится молниеносной.

Если затормозить эту сторону развития своей чувствительности, настаивая на рефлексивной модели мышления и придерживаясь того типа и скорости реагирования, которую мы можем себе позволить наяву, внетелесный опыт со временем станет невозможным или превратится в очень рискованное занятие. Кроме того, внетелесный опыт будет часто прерываться из-за нежелательных контактов с разнообразными сущностями, которые недоброжелательно относятся к появлению человека.

(4) Управляемость реальности и движением тела

Этот аспект развития внетелесного опыта почти целиком зависит от усилий самого практика. Могу сказать, что пассивное блуждание вне тела может надолго законсервировать состояние сновидца. Мир внетелесного опыта будет бесконечно повторять себя в различных вариантах, но принципиальных изменений в этом случае ожидать трудно.
Прежде всего, следует научиться контролировать погружение во внетелесный опыт и выход из него. Вы должны быть уверены, что можете прервать состояние, если это понадобится.

Точно так же следует научиться контролировать контакт с любым существом, которое появилось перед вами, когда вы вышли из тела. Иногда это бывает довольно сложно, так как некоторые сущности необыкновенно «прилипчивы» (иногда в буквальном смысле – цепляются за ноги, садятся верхом, на грудь или на шею, и их трудно от себя оторвать) и настойчивы, желая непременно продолжить общение с практиком, как только он войдет во внетелесное состояние. Сновидец, не пожелавший открыть своего настоящего имени, сообщил, что одна и та же сущность преследовала его на протяжении нескольких лет.

Есть несколько способов разрывания нежелательного контакта. Самый простой – это вернуться в тело. Но этот способ нас не всегда устраивает, когда есть желание максимально использовать открывшуюся возможность исследовать пространство во внетелесном состоянии.

Второй способ – вступить в коммуникацию или взаимодействие. Он требует особой внимательности и осторожности. Основной недостаток этого способа состоит в том, что практик, прибегая к нему, по умолчанию признает реальность существ, с которыми он столкнулся. Независимо от того, что вы делаете – бежите от них, вступаете с ними в беседу или начинаете с ними бороться – вы признаете, что их сущность и сила являются для вас реальностью.

В тех случаях, когда энергия существа невелика, а эмоции, которые оно вызывает у практика, можно контролировать, этот способ может быть приемлемым. Любое взаимодействие с такой сущностью может стать методом активного (иногда даже агрессивного) исследования.

Но при этом надо иметь в виду, что среди сущностей, которые возникают в поле восприятия сновидца во внетелесном состоянии или в осознанном сновидении, есть как реальные существа, так и продукты нашей имагинативной способности.

Я говорю о продукции бессознательного и подсознательного.

Творческий потенциал человека в этих состояниях возрастает многократно и часто немедленно реализуется. Бессознательное использует осознанное сновидение и бестелесное состояние для того, чтобы передать сознанию накопившийся материал – плоды многолетних вытеснений, наблюдений и озарений, результаты бессознательного мышления, не дошедшие до сознательной психики. Поскольку все эти поля психики не владеют речью, не умеют использовать вербально-логические конструкции, они транслируют содержания с помощью ярких образов и впечатляющих ситуаций.

Во внетелесном состоянии плоды работы бессознательного широко представлены для осознания. На мой взгляд, не менее половины материала, с которым мы сталкиваемся в ВТО (в осознанном сновидении – еще больше) является отчужденной продукцией нашей собственной психики.

Глубоко анализируя тот или иной феномен, перепросматривая свои чувства по отношению к нему, вы можете распознать природу этого явления, если оно действительно вызвано бессознательной либо подсознательной динамикой. Такое распознавание может случиться даже во внетелесном состоянии или в осознанном сновидении, минуя пробуждение. Это крайне редкие случаи интеграции разных областей психики.

Если вы открыли в себе способность определять природу явившихся существ («продукт моего бессознательного» – «энергия из внешнего поля»), даже не выходя из измененного состояния сознания, значит, ваше осознание достигло высокого уровня целостности.

Что это значит?

Бессознательное и подсознательное в значительной степени интегрированы в структуру ясного сознания. Это обязательно будет заметно не только в сновидении, но и в поведении наяву – в чувствах и реакциях, решениях и поступках. Качество вашей жизни сильно изменится. Вы чаще будете понимать чувства и поступки других людей, реже будете ошибаться – при условии, если в своей повседневной активности доверитесь интуиции и невербализуемым ощущениям.

С образами, которые являются продуктами бессознательного, можно поступать по-разному. Можно имитировать коммуникацию и взаимодействие, как сказано выше, можно напрямую трансформировать их, используя силу своего осознания. Самое важное – распознать истинную природу феномена.

Внешний энергетический сигнал может быть опасен, может «маскироваться» под продукт бессознательного, затевая странные и подозрительные игры с сознанием сновидящего. Пытаясь непосредственно трансформировать его, вы рискуете столкнуться с мощным всплеском негативной энергии – иногда чересчур токсичной и разрушительной, с обширными последствиями для тела и психики.

Проиллюстрирую это предупреждение двумя эпизодами из внетелесного опыта. Один эпизод произошел со мной, другой – с практиком, который некоторое время переписывался и советовался со мной.

Эпизод первый (из личного опыта)

«После долгого полета во внетелесном состоянии я обнаружил лабиринт. Когда я видел его сверху, казалось, что он находится в глубине континента. Вокруг лабиринта были возведены многочисленные постройки. Некоторые из них напоминали обветшавшие, но высокие башни, другие казались двухэтажными зданиями, расположенные довольно беспорядочно. Новые и старые здания стояли рядом, ярко освещенные заходящим солнцем. Помню, меня поразило несоответствие этой кучи построек хотя бы отдаленному представлению об архитектурном ансамбле. Когда я спустился вниз, то заметил, что между этими некрасивыми домиками из-под земли кое-где выглядывают части какого-то древнего гигантского сооружения. И в этот момент я понял, что город, который я вижу, построен поверх другого города или храмового комплекса – из старого, но благородного и очень выносливого материала, напоминающего стальной сплав, отливающий синевой.

Входа в лабиринт нигде не было видно. Я двигался среди этих некрасивых построек наугад, пока не наткнулся на очень обветшавший район. Здесь не было даже двухэтажных зданий – только хижины, построенные самими жителями из подручного материала: досок, кусков фанеры, холста и картонных коробок.

Я попытался взлететь, но не смог. Где же лабиринт, который я видел сверху? С этим вопросом я обратился к человеку, которого поначалу даже не заметил. Он был одет в какую-то хламиду или монашескую рясу, у него были длинные взъерошенные волосы и он что-то увлеченно пересчитывал у себя на ладони. Я решил, что он считает мелкие деньги. «А ты покаялся?» – вместо ответа с угрозой спросил человек. За какое-то мгновение передо мной пронеслось множество картин-воспоминаний.

Я вдруг осознал, из чего собран этот причудливый образ. Когда мне было 17 лет, после долгих духовных исканий я решил было поступить в духовную семинарию. Тогда мне казалось, что только там можно получить настоящее философское образование, что библиотеки там наполнены древними фолиантами, которые я получу возможность изучить. Даже участь священника приходской церкви мне не казалась тогда таким уж плохим выбором. И я посетил одесский мужской монастырь, который находится рядом с семинарией, поговорил с монахами, даже побывал в келье у одного брата, который угощал меня и одного моего знакомого домашним вином, рассказывая о своей жизни в монастыре. Я понял, что мое бессознательное сохранило в памяти те черты монашеского быта, которые я старался забыть – бедность, вынужденная скупость, неопрятность в одежде и прическе. Грязные длинные волосы и пересчитывание мелочи на ладони – это было из моего воспоминания.

Уже осознав, что передо мной образ, созданный бессознательным, я попытался еще раз спросить его – в надежде, что за этой внешностью скрывается нечто «знающее». «Где лабиринт?» И услышал в ответ какую-то чепуху про собак, которые были людьми, но все испортили, потому что не покаялись, и теперь от них сплошная грязь.

И тогда я махнул рукой и даже не сказал, а просто подумал – с сильным чувством досады: «Ты всего лишь прошлое – ты больше не существуешь!» И человека в хламиде или рясе просто не стало.

Я увидел аккуратный одноэтажный домик, как будто недавно отремонтированный и выкрашенный, вокруг него небольшой сад. К нему вели заасфальтированные дорожки – то ли три, то ли четыре. Никаких хижин из досок, фанеры и коробок. Все исчезло. Я успел подумать: «Здесь мне скажут, где вход в лабиринт!» И обрадовался. Но энергия внетелесного состояния на этом исчерпалась – и я вернулся в физическое тело, переполненный чувствами».

Эпизод второй (из опыта сновидца N)

«Я бродил по большому дому, похожему на замок. Очень длинные коридоры, множество дверей. Пытался зайти в несколько дверей, но они не открывались по разным причинам – иногда я не мог открыть, потому что дверь была заперта, иногда у меня что-то случалось с руками. Тогда я понимал, что в этом доме живет невидимая «сила», которая не хочет, чтобы я заходил в эти комнаты. Чем дальше я проходил по коридору, тем сильнее становилось чувство невидимого присутствия. Мне даже было как бы холодно и неуютно.

Между дверями вдоль стен коридора стояли высокие столбы, которые почему-то пугали меня. В первой части своего путешествия (было ощущение, что я прошел почти половину этого длинного коридора) я не приближался к столбам и старался не фокусировать на них внимание. Но в какой-то момент я обнаружил, что это никакие не столбы, а высокие подсвечники или светильники. Вверху на каждом из них горел огонь, освещавший коридор.

Обнаружив это, я вдруг разозлился на свой страх и быстро приблизился к одному такому подсвечнику. Пристально разглядывая поверхность «столба», я заметил растительные узоры – как будто это чугунный подсвечник с отлитыми на нем листьями и ягодами. Хотя цвет этого подсвечника был совсем не чугунный, а белый или бежевый.

Я вспомнил, что у нас в доме много лет назад были похожие подсвечники. Моему отцу их подарила моя тетка, которая мне сильно не нравилась. Это произошло еще в детские годы, куда эти подсвечники потом исчезли, я не знаю. Я решил дотронуться до столба с узором и «растворить» его, так как это продукт моей памяти. В этом я не сомневался.

Как только я коснулся столба, произошло нечто ужасное. Свет стал ослепительно ярким, а меня охватило чувство кошмара. Не знаю, что это было такое, но у меня заболело все, что в этом состоянии можно назвать «телом». Мне показалось, что я задыхаюсь и кричу. Ощущение, похожее на то, словно сквозь тебя проходит электрический ток. Только как бы плотнее и от этого больнее. При этом мне что-то говорили, но я не смог понять ни одного слова. Это состояние было настолько мучительным, что меня буквально вышвырнуло назад в тело.

После этого мне было очень плохо пару часов, а потом навалилась тяжелая депрессия, которую я преодолевал больше недели».

Третий способ разрывания нежелательного контакта с сущностью заключается в том, чтобы «увести внимание». Он требует определенного мастерства.

Если сущность, с которой практику довелось столкнуться, очень энергетична, она будет притягивать его внимание сильнее любого магнита. В этом случае можно попытаться перейти в другую область внетелесного пространства – мира второго внимания или мира сновидения (в данном случае эти термины синонимичны). Осуществить перемещение нужно резко и единым махом, стремясь уйти от сущности как можно дальше. Массивные и энергетически плотные сущности, как правило, не преследуют сбежавшего сновидца. Хотя бывают исключения, и это тоже надо иметь в виду. Тогда остается только одно – вернуться в физическое тело.

Другой вариант того же способа заключается в том, чтобы «увести внимание», направив его на элемент того же поля восприятия. Например, вы фокусируете внимание на объекте, который находится в том же поле, что и существо, после чего целиком «погружаетесь» своим вниманием в избранный объект. Иногда это переносит сновидца в другую область внетелесного опыта или изменяет состояние сознания так, что сущность неожиданно исчезает.

Этот метод срабатывает не со всеми сущностями – только со слабыми и не очень цепкими. Например, от мелких существ, которые цепляются к рукам, ногам и туловищу, таким способом избавиться невозможно. Будучи не особенно сильными, они, тем не менее, намертво прилипают к попавшемуся им человеку. Есть сообщения, что их иногда удается прогнать криками, но лично у меня это не получалось.

Некоторые исследователи утверждают, что могут даже «уничтожить» сущность. У меня это вызывает сомнение, но – кто знает?

Четвертый способ, если верить текстам Кастанеды, заключается в превращении сущности в «союзника». Это касается только очень умных сущностей и подходящих конкретному сновидцу. Я не буду об этом писать, потому что до сих пор не понимаю, как это возможно.

Одно время мне казалось, что я приближаюсь к разгадке этой хитрости, но пробуждение осознанности как раз прервалось. Все свои догадки по этому поводу я изложил в книге «Пороги сновидения» (2005; второе издание – 2011) в разделе «Перцептивные феномены и встречи с энергетическими сущностями». Позже я не встречался с существами, которые подошли бы на роль «союзника» – то есть, достаточно осознанные и обладающие высокой энергией не-человеческого типа. В основном, встречаются мелкие паразиты или малоподвижные массивные структуры, не желающие вступать в контакт со сновидящим.

В целом же я считаю, что любые игры с неведомыми сущностями во внетелесном опыте опасны, и в них нет особой необходимости для достижения успеха в практике.

Я знаю, что некоторых сновидцев эта идея привлекает, и кто-то обязательно попробует заняться подобными экспериментами. Подозреваю, что искусство приобретения «союзника» – это часть знаний древней магической школы, которая утрачена для нас и не может быть восстановлена на протяжении одной человеческой жизни.

Пока остановимся на главном – на использовании внетелесного опыта для усиления истинного Я, чьи силы, по моему убеждению, безграничны и не нуждаются в дополнительной помощи со стороны неорганических «союзников».


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 27 сен 2013, 18:53 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 139
Смотрите. Апк шаг за шагом подбирается к субъекту. Кто же это за загадочная штука что познает осознание.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 08 окт 2013, 13:09 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 323
owl писал(а):
Подскажите, когда запланирован выход книги "ОСОЗНАННОЕ СНОВИДЕНИЕ И ВНЕТЕЛЕСНЫЙ ОПЫТ"?

Новая книга должна выйти осенью - приблизительно через месяц.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 08 окт 2013, 20:23 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 180
хорошо отредактированный текст!
падежи,причастия и т.д.
не то что в первых книгах! :good:


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 17 окт 2013, 11:27 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 3
lonely boy
Спасибо за информацию! Судя по первым главам, новая книга обещает быть интересной.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 17 дек 2013, 19:39 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 180
Вышла книга или нет?


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 13 янв 2014, 16:54 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 323
сохатый писал(а):
Вышла книга или нет?

Алексей Петрович в начале октября говорил, что книга написана. Оставалось сделать обложку и напечатать тираж. Я думаю, что причина задержки на стороне типографии или издательства. На сайте Постума (http://postum.ru/novosti.html) делают объявления, когда выходят новые книги. Вы можете самостоятельно проверять их появление.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 23 янв 2014, 19:53 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 323
Книга скоро появится в продаже.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 23 янв 2014, 20:16 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 861
lonely boy писал(а):
Книга скоро появится в продаже.

Странно. На сайте Постума анонса нет :unknown:


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 24 янв 2014, 14:37 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 323
У издательства проблемы со складом, но в течение недели книга будет в магазинах Москвы и интернет-магазинах. В каких-то уже должна быть.


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 02 фев 2014, 21:41 
Аватара пользователя
Профиль     Не в сети

Сообщений: 323
Анонс о выходе книги:

http://postum.ru/knigi.html

обложка


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
 Заголовок сообщения: Re: Фрагменты книги «Осознанное сновидение и внетелесный опыт»
СообщениеДобавлено: 07 фев 2014, 14:57 
Профиль     Не в сети

Сообщений: 3
Будьте добры, подскажите, как купить эту книгу в Украине? Какие интернет-магазины сотрудничают с Постумом?


Вернуться к началу
 
Cпасибо сказано 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 48 ]  На страницу 1, 2, 3  След.



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1



Найти:
Перейти:  
cron

При использовании любых материалов сайта гиперссылка обязательна.
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
, Copyright © Aiwan. Kolobok smiles